Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Привет ребята.

Я хотел написать «привет суки», но буду вежлив. Первый пост это же лицо моего журнала. И какое мнение сложится у человека, когда первые слова, которые он увидит - будут подобного оскорбительного содержания. Поэтому никаких сук. Только ребята. Даже «привет друзья» звучит как-то банально и не по-настоящему. Какие вы мне, блять, друзья. Так - случайные пассажиры, способные в любой момент потеряться в этих нереальных реалиях.
Этот журнал пишется уже шесть ёбанных лет и…я только сейчас решил написать верхний пост. Он просто-напросто необходим вам, чтобы вы могли примерно понять, что же понаписано в таких длинных и где-то нудных постах. Чтобы вы смогли морально подготовиться к тому, что вас ожидает, когда вы ткнёте на первую запись. Людям, брезгливо отворачивающимся на улице, при виде человека в рабочей куртке читать не рекомендуется. Людям, которые никогда не слышали, как кто-то кого-то громко посылает «нахуй» категорически не советую. Людям с неразвитым чувством юмора тоже предлагаю пройти мимо.
Что вы узнаете из этого журнала. Вы узнаете, что о вас думают другие люди, когда вы позвонили в местный ЖКХ и подали заявку на замену лампочки в тамбуре. Вы узнаете, что же происходит по ту сторону, когда у вас пропал в квартире свет и вы висите на подоконнике, глядя на улицу с мыслями: «ну где же этот долбанный электрик, ну почему он не идёт, что ж так долго-то». Вы охренеете от осознания того, что среди низших профессий встречаются нормальные люди, а не быдло.
В общем, журнал у меня почти сплошь рабочий. И я тут главный герой.
А теперь я напишу, для чего мне нужен верхний пост. Когда-то я писал просто сам себе, а потом что-то случилось и теперь во мне теплится надежда найти адекватных людей. А ещё у меня появилась мечта найти похожий журнал-жизнь. Это ведь на самом деле здорово и интересно. Впрочем, не все ведь такие распиздяи как я и у некоторых просто нет времени тратить уйму времени на написание постов. То, что времени тратится много - не сомневайтесь. Но даже если вас хватает на то, чтобы раз в неделю вставлять какие-нибудь ебанутые картиночки или уёбищные фотки, то это ещё не значит, что мы с вами не подружимся. Самое главное, мне интересно ваше мнение, ваш взгляд на ту или иную ситуацию, расписанную в моих словесных дебрях. А мне в свою очередь всегда будет, что сказать в ваших постах, я вообще бывшее форумное трепло и мне доставляет просто-таки дикое удовольствие общаться фразами раз в день или в два дня, медленно, но верно обсуждая ту или иную ситуёвину.
А вот чего я не люблю, так это популярного массового добавления в друзья. Приведу один из примеров. Меня добавил в друзья один долбаёб и слёзно просил, чтобы я сделал тоже самое. Просил и просил, ныл и ныл. Причём на вопрос зачем?, он не мог ответить прямо…))
Вот таких выродков не люблю.
Если заинтересовались, то…вспомните сцену известного советского фильма «Белое солнце пустыни», когда Верещагин сбросил ключи Сухову. Заходи. Главное не забывайте-в мире существует очень много параллельных вселенных и в одной из них-я ваш враг.

Почему в кинотеатре свет гаснет постепенно?Просто электрик очень медленно вынимает вилку из розетки

Сука-текст который я писал пропал. Ёбан рот блять, я в бешенстве. Сейчас принципиально всё сяду и перепишу блять.
.....Пропажа набранных текстов это наверное вторая вещь, которая пробивает всю мою положительную адекватность моментально как нож сквозь масло. Первая-это женская логика.
Поехали. День как день и не стоило бы писать о нём, да только под вечер было весело, поэтому...решил сесть и написать. Второй раз между прочим. Сука.
Сегодня как никогда ощущалось какое-то болезненное нежелание работать. У всех встречных поперечных, попадающихся нам с таксистом были хмурые рожи, отягощённые заботами, какими-то бытовыми траблами и вообще ёбанной жизненной суетой. Всех гнала куда-то каждодневная нужда. И врятли кто-то в это утро размышлял над интересной книжкой или вообще над философией бытия. И только я вроде бы бодро шагал чуть впереди таксиста, хотя в этом повинно было всепоглощающее чувство похуизма и совершенной незначимости собственных действий и потраченного времени. Мы не разговаривали, таксист не заводил тем для беседы, а я никогда этим не отличался, ибо мне одинаково всегда было хорошо и помолчать.
На планёрке Лёша задвигал про новую страшную участь. которая постигнет ЖЭСы и что всё будет по новому и зарплата и работа, другими словами-всё хотят испортить окончательно. Я уже даже перестаю верить, что это кто-то остановит. Кто-то адекватный. Дядя Рома начитался немецких слов и сыпал ими в разные стороны, аргументируя это тем, что хаус-мастер слово немецкое, значит уборщицы будут путцфрау и начальники ещё как-то там.
А по телику весь день долбили, что мы выходим в космос и наши новые автомобили скоро составят конкуренцию иномаркам и ещё мы в ближайшем будущем станем обладателями атомной электростанции. Кругом процветание и всё хорошо.
-Лучше бы тебе реле новенькое купили на дом,-тихо сказал я таксисту
-И не говори! Долбаёбы!-возмутился он
Итак, страна была с космосом на "ты", готовилась захватить все мировые рынки автомобилестроения, а мы с дядей Серёжей выкинули половину бракованных лампочек накаливания произведённых на Гомельском заводе и готовились заменить вышедшее из строя реле на другое бывшее в употреблении, но вроде бы рабочее. Никто новое покупать не собирался, да и, честно говоря, я почти уверен, что никто толком и не знал какое заказать, кроме может быть повара. Сплошь и рядом ощущался общий экономический подъём и вера в прекрасное будущее.
-Здесь фазный провод, тут перемычка идёт на катушку, отсюда ноль....так-ну поставим сейчас, мы же не какие-нибудь лохи,-сказал таксист и мы принялись за работу. Где-то минут через двадцать я острым глазом заметил, что мы снова подключили и поставили на место старое, вместо нужного.
-Блять...ебланы...-устало вздохнул таксист и вытащил всё наружу.
В общем не работало и выданное нам на замену. Оно трещало и гудело, словно моля нас прекратить над ним издеваться. Что с ним таксист только не вытворял-включать свет у лифтов оно само не хотело. Я не исключаю, что мы могли где-то и накосячить, повара то не было,-таксиста не очень-то жаловали и идти помогать ему никто не торопился.
-Ну и пошло оно на хуй!-наконец сдался он,-мне дали заменить реле, я его заменил, оно не работает-пусть теперь сами думаю что делать дальше!
На этом вопрос и закрыли.
А под конец рабочей смены случилась она-заявка об отсутствии света в квартире. Ну-всякое бывает, поэтому я несколько удивился, увидев что напряжение из щитка на квартиру всё-таки уходит. А потом я услышал как лопочет телевизор. А телевизор не может работать, если во всей хате света нет.
-Вы знаете, свет пропадал постепенно, не сразу и ещё программу отключили двадцать первый канал!
-Я не по телевидению,-машинально ответил я, думая, где ж оно так могло перегореть, что везде пропал свет. Однако и на розетках напряжение было.
Я взял кожаный стул и забравшись на него в ботинках добрался до светильника на кухне. Лампочка перегорела. Я уже начал догадываться о произошедшем.
-Как говорите свет пропал? Лампочки есть в доме?-переспросил я
-Постепенно! не сразу! и ещё программу отключили-двадцать первый канал!
-Двадцать пятый кадр..-тихонько пробормотал я, заворачивая лампочку,-свет зажёгся
-Ой! А что это было!?-воскликнула она,-что-то с проводкой?
Я не ответил и метнулся в ванную,-там тоже перегорела лампочка. И там свет зажёгся.
Она зашла на кухню, а я прислонился к стене в коридоре и затрясся. Ну конечно. Постепенно гас свет. А интересно-в какой из комнат лампочка перегорела последней? Как перегорела-так можно и вызывать электрика, света в квартире нет. Логично.
Я закрутил ей ещё пару лампочек, принципиально не став закручивать свои, валяющиеся в сумке и, в сотый раз объяснив что двадцать первый канал подключить не могу-ушёл. Блять...таких людей хер победишь, интересно-как они боролись с отсутствием света и какие гипотезы строили.

Позвони мне домой и скажи-приходите и заберите этого долбаёба, сам не спит и мне не даёт(С) Дима

Это он мне сказал про себя, когда на часах было уже под полночь, а мы всё ебашились в moto gp 08, которое я реанимировал. Здорово вот так вот покуражиться-и заодно поугорать с самих себя)) . К слову я , реанимировав мото гранпри, уничтожил каким-то сверхъестественным способом сэйвы космических рейнджеров, которых проходил. Жаалко очень-хотел хоть одну часть пройти-заново уже нчинать не буду. Блять-не судьба. Ну по крайней мере текстовые квесты, ради которых я собственно и начал играть-можно и так попроходить, так что наверное так и сдлаю...
На работе-ну что на работе-почти дослушал книгу вторую книгу из серии Зорича "Завтра войа" под названием "Без пощады". Хоть чем-то полезным как говориться занимаюсь)

А вот что-то про космос....

Антон оторвался от созерцания мутной воды аквариума и потянулся к ящику с консервами. Снаружи, по животному надрывно, выл айхарианский ветер, тяжёлыми волнами накатываясь на пластиково-металлические стены его палатки. Над раздвижной перегородкой датчик показывал -двестидвенадцать градусов по Цельсию. И рядом температуру внутри-плюс девятнадцать. Антон вспомнил, что неделю назад было плюс двадцать три. Что-то случилось с одной из самопрогревающихся стен и обшивка уже не так сдерживала смертельный холод. С потолка свешивался, слегка раскачиваясь, словно она ветру, широколистный плющ. Корни его тянулись из решётчатого генератора. Такими штуками оснащались все экспедиции. Растение генерировало воздух.
В углу монотонно, почти неслышно, трещал небольшой овалообразный радар, соединённый с передатчиком. Астронавт давным-давно настроил его на отправку сигнала домой. С тех пор прибор хранил молчание. Антон медленно пережёвывал тушёнку, попавшуюся ему в очередной вскрытой банке. Он уже привык не торопиться. Спешить ему было некуда. Его территорией было десять на пять метров жизненного комплекса, который чудом уцелел после катастрофы. На маленьком столике перед ним, щёлкнули, стоящие на трёх ножках, часы. «Ещё одни полные сутки»-сказал вслух Антон и лениво начертил химическим карандашом аккуратненький треугольник на широком листе бумаги. Лист был почти весь заполнен такими же равнобедренными треугольничками. Их было очень много, однако астронавт мог с точностью сказать сколько именно-семьсот тридцать два. Пошёл третий Земной год пребывания его на Айхаре.
Антон принялся выстукивать по уже пустой банке одну из своих любимых мелодий. На половине сбился. Задумался. Повертел в руках карандаш. Зелёный такой, с чёрной полоской. Вспомнил деда, подарившего ему этот карандаш накануне поступления в космическое училище. Если приглядется-на колпачке можно было прочесть пожелание деда своему внуку.
Антон улыбнулся и подошёл к единственному тридцатисантиметровой толщины круглому окну или скорее камере, глядя в которую можно было разглядеть что творилось с другой стороны. Снаружи сейчас было темно и особо ничего не видно, но ему не нужен был свет погибающего солнца планеты- картина пейзажа стояла перед его глазами постоянно. И даже когда он спал. Пустынное пространство, дальше две кривых скалы и разбитый корабль на одной из них, словно сгорбившийся старик, пытающийся забраться наверх. И всё.
Антон был единственным выжившим. И уже два года ждал. Ждал помощи. Ждал не веря, что о нём забыли.
Продовольствие, рассчитанное на сытое существование пятидесяти астронавтов в течении двух месяцев плавно подходило к концу. Астронавт решил что не будет экономить. А когда придёт время, просто выйти наружу без скафандра.
Он посмотрел на наручные часы, перестроенные на архарианское время. Электронные цифры высветили без одной минуты одиннадцать. Одна минута здесь была равна пяти земным.
Ещё несколько минут…Антон посмотрел на передатчик, на ящик с советскими консервами, на свой красновато-белый скафандр, больше года стоявший нетронутым у кушетки.
«Как же долго тянутся эти несколько минут и как прошли эти два года»-начал размышлять Антон, но глянув в окно-иллюминатор забыл обо всём и резко схватился за приготовленные заранее лист и карандаш. Вдали, примерно между двумя скалами, определить на глаз точное местоположение было сложновато, замигал бледный огонёк, отдалённо похожий на свет сварочного аппарата. Мерцал хаотично, то долго высвечиваясь, то потухая, а то мгновенно увеличиваясь в размерах, наподобие только что зажжённой спички. Антон, не глядя на бумагу, фиксировал всё это, шифруя точками, чёрточками, а при вспышках большими кружками…
Огонёк, выдав стремительную череду мерцаний, погас. Антон, даже немного ослеплённый далёким свечением, тряхнул головой и поднёс к глазам часы. Опять ровно тридцать минут.
«Вот зараза...что же ты хочешь мне показать?-астронавт задумался, напряжённо рассматривая предыдущие записи, коих скопилось за три года немало. Пытаясь найти хоть какое-то сходство, хоть какое-то сравнение.
Отчаянно копавшегося в метрах исписанной шифровками бумаги Антона и застал громкий голос, зашипевший из динамиков. Антон выругался и, не понимая ничего, тупо стал оглядываться по сторонам. Сообщение повторилось. Потом ещё. До него внезапно дошло, что это передатчик и он кинулся к прибору, больно ударившись боком о стол и перевернув ногой термос.
Говорили на английском. Лощёный голос с американской настойчивостью продолжал вызывать «Советского человека».От волнения Антон забыл все слова ан английском и забормотал что-то бессвязное. Американец встрепенулся, потом заговорил быстро, быстро. Русский астронавт услышал смешок и, кое как путаясь и, от волнения с трудом подбирая слова продиктовал свои координаты. Американец опять что-то защебетал, но Антон понял лишь последнее-послезавтра его заберут, вернут на Землю. На родную Землю. Антон опёрся спиной о стену, он всё ещё не верил в произошедшее…и вдруг неожиданно заплакал, уткнувшись лицом в радар. Неужели всё кончилось? Неужели? Вот так вот сразу? Годы ожиданий?
Антон вскочил и разметал по полу лежащие в аккуратненьких стопках карты планеты и записи.
-К чёрту всё!-астронавт заулыбался, его лицо просветлело. А душа перешла в состояние радостного смятения. Он упал на кушетку и представил как прилетит домой. Что произошло за это время? Что изменилось? Как его встретят?
В аквариуме всплеснулась вода и над стенками поднялась карповидная змея-телепат. Могучее тело заизвивалось, разгоняя по сторонам уплотнённую сиропообразную жидкость. Существо уловило мысли хозяина и пару раз стукнуло головой в стену сосуда. Аквариум содрогнулся. Антон вскочил и подбежав к столу, заглянул туда. Змея, вынырнув, ударила его в лоб своей рыбьей головой.
-Ах ты…-Антон схватил ладонями прохладное серо-белое тело за жабрами и легонько сдавил, не давая змее спрятаться обратно в мутную воду. Существо затрепетало в его руках и, хоть её сила во много крат превосходила силу человека, оно не сделало попытки освободиться и лишь смотрело на Антона, прищурив свои большие лиловые глаза.
-Хорошая моя!-Антон поцеловал существо в морду. Почувствовав импульс искреннего добродушие змея заизвивалась, опять разбрызгивая воду.
-Спокойнее, тише…-Антон с нежностью поглаживал холодное тело змеи, бывшей для него всё это время единственным другом.
Когда корабль потерпел аварию, Антон первым делом спас свою змею. Каких это ему стоило усилий-он боялся вспоминать. Змея замёрзла и первые полгода болела, потом отказывалась от консервов…Антон понял, что существо вспоминает это одновременно с ним и прекратил думать о плохом.
-Спасён, спасён, спасён!!-снова и снова прокручивал он в голове события последнего часа. Бывает так...когда чудесно везёт! О нём не забыли!Антон отметил то событие баночкой сушёных банананов , снова лёг на кушетку и заложив руки за голову, принялся размышлять что сделает в первую очередь, вернувшись на Землю.
…Мощный толчок, Антон падая, успевает увидеть как рули на приборной доске подались вперёд и нанизали на себя двух пилотов. Скафандр притупляет боль, шлем хрустнул, когда он ударился затылком о стену. Он поднимается, кругом мятое железо, какая-то гарь. Антон смотрит на погибших пилотов, открывает дверь в коридор, заходит во все отделения. Смерь застала экипаж за самыми разнообразными занятиями. Минуту назад люди на корабле ужинали, играли в домино, просто беседовали. Все погибли почти мгновенно, когда вышел кислород. Почему он в скафандре? Почему? Почему он не сказал другим одеть защитные костюмы?..
Антон проснулся хрипло застонав. Среагировав на его движение, медленно раскручиваясь, загудел генератор, наполняя комнату ярко-жёлтым светом. Антон дёрнулся к часам…он проспал около суток...скоро корабль...Его спасут…К чёрту…другим-то всё равно уже не поможешь…что толку…Что он скажет на Земле? Всем родственникам тех, кто уже никогда не вернётся?
Антон вдруг вспомнил про странное мерцание…Это сигнал… Чёрт возьми ну конечно! Кто-то спасся!...У кого-то ещё теплится надежда!...
Через полчаса астронавт уже соединял в скафандре жизненноважные механизмы и пытался прикрепить себе на спину дополнительный баллон с кислородом при помощи единственной механической руки. Это считалось почти нереально сделать одному, но он справился и с этим.
Проверил подачу кислорода. Всё в норме. Включил обогревающий режим. Остановившись перед дверью включил фонарь…оглянулся. Змея, наполовину показавшись из аквариума смотрела на него. Антон быстр онабрал комбинацию цифр на дверной панели и быстро шагнул вперёд, подталкиваемый уходящим из палатки воздухом. Дверь за ним тут же закрылась. «Ничего не случится, растение накачает нового воздуха»-думал Антон, начиная бежать к скале, на вершине которой уже начал свой непонятный танец загадочный огонёк….
Джереми Фрейтс ступил на поверхность Айхара последним. «Вон на холме!»-уловил он в наушниках голос капитана Дилона и посмотрел на русский жизнеобеспечивающий комплекс. Он немного отличался от американских. В первую очередь по размерам. Астронавты двинулись друг за другом, к вершине холма, где стоял комплекс. Фрейтс почувствовал что взмок. В скафандре стало тяжело дышать и он глянул на индикатор кислорода. Всё хорошо. Джереми коснулся губами поилки. «Надо успокоиться, надо взять себя в руки». До вынужденного места проживания советсткого астронавта оставалось ещё метров сто.Джереми посомтрел на спину идущего впереди коллеги. Все идут спасать русского и только он , да ещё капитан знают, что случится на самом деле. «Проклятый русский!».
Неделю назад, когда он нёс вахту, его отозвал капитан на пару слов. Он услышал что они летят на помощь русскому астронавту, и что командованию очень бы не хотелось видеть его живым. И что он, капитан, всегда знал что Фрейтс из тех надёжных ребят, на которых всегда можно положиться. А в конце Дилон рассказал историю об одном чёрном парне, который забыл проверить свой скафандр и задохнулся в переходном шлюзе.
«Почему, если у тебя чёрный цвет кожи, ты должен делать за белых вся грязную работу?!!»-Джереми огромным усилием воли подавил гнев и глубоко задышал. Впереди невозмутимо вышагивал капитан. «Я ещё отыграюсь на тебе и на всём твоём треклятом племени!» Капитан обещал что его оправдают в суде и что заплатят много денег. В случае успеха. «Следует боятся только неуспеха!»-сказал ему капитан одно из своих любимых выражений и, похлопав по спине напоследок прошептал на ухо,-надеюсь ты знаешь, что бывает, если о чём-нибудь узнаёт более двух человек. Тогда по коже Фрейтса пробежал холодок.
«Как только получу деньги, иду на пенсию!»-решил для себя Фрейтс. Они остановились у входа в комплекс, называемый русскими почему-то палаткой.
«Фрейтс давай вперёд!»-капитан отодвинулся от двери. Проходя мимо, Джереми, задержавшись у входа, взглянул на него, но сквозь затемнённое матовое стекло скафандра не было видно черт лица.
«Хотел бы я посмотреть на твою скотскую рожу!»-подумал Фрейтс и услышал в наушниках: Фрейтс, не копаемся, мы за тобой!-голос звучал бесстрастно.
«А чтоб тебя!»-дверь поднялась перед Джереми и он вошёл внутрь. Стоял мрак, разрезаемый лишь фонариком. Сверху сешивались какие-то листья, которые он чуть было не принял за щупальца. Фрейтс сглотнул. Поворачиваясь в разные стороны, он искал русского. Никого. Он почувствовал чем-то задним, что за ним в палатку входят астронавты. Момент почти потерян. «Надо… действовать…где же….»-Джереми ясно представил себе, как стреляет в русского, как отбрасывает оружие и поднимает руки, дабы не быть убитым товарищами…
Дилон, соображавший куда же делся русский, первым увидел как что-то длинное, мускулистое, кольцеобразное, бросилось на Фрейтса, метнувшись то ли из коробки то ли из сосуда. Капитан поморщился, услышав в наушниках громкий крик. Змея, оторвалась от своей жертвы и повернулась к нему. Остальные астронавты с ужасом смотрели на огромного удава с рыбьей головой. Дилон ударил широким лучом. Змея исчезла. Исчезла и пртивоположная стена палатки. Капитан подошёл к лежащему без движения Фрейтсу. Шлем был смят, на месте лица была уже покрыта льдом багровая рана. Дилон вздохнул свободно. С облегчением. Не было ни русского ни негра. Не нужно было убивать чёрного..с этим перкрасно справилось существо.Оно скорее всего и сожрало русского. Да, кстати интересный вид...жаль что не взяли живым…капитан отдал приказ возвращаться на корабль…
Антон прищурился. Даже затемняющее стекло не спасало от яркого сияния. Из конусообразного центра в разные стороны расходились бледно-голубые, зелёные и ещё какие-то лучи непонятных оттенков. Антон присел, облакотившись о большой валун и смотрел на это чудо. Он ни о чём не размышлял просто смотрел. Сил понимать и думать, обижаться на что-то , винить себя уже не осталось. Кислород был почти израсходован, до палатки добраться не было никакой возможности, по пути он потерял плохо закреплённый запасной баллон. Никаких людей не было и в помине.Это свечение оказалось всего лишь дурацкой аномалией. Антон усмехнулся. На стекле перед лицом появились красные пятна. Он почувствовал, что из носа пошла кровь. Откинув голову он совершенно случайно заметил стремительно приближающийся к поверхности планеты космический корабль.»Интересно, а если бы я не потерял резервный баллон, я бы успел добраться до корабля?-это была его последняя мысль