Previous Entry Share Next Entry
Один день фермера-часть вторая и заключительная.
allah17
Вторая часть приключений…или точнее злоключений дачника. Приехали мы, не то, чтобы рано-но так, в полдень. С ума сойти хватит. Проходя мимо окон дома, я почувствовал запах дрожжей и самогона. Да нет не запах-а….слово не могу подобрать, это словно…словно всё небо вдруг оказалось проспиртовано и запахло. Резко. Со всех сторон.
-Уфффф-ну и вонища!-прокоментировала мама, войдя в дом.
Нас встретил взлохмаченный папа с таким видом-буд-то тут не самогон гнали не известно сколько суток подряд, а пили чай и слушали классическую музыку.
-Аааа-дрожжики!-тонко намекаю я и быстро снимая ботинки, прохожу дальше. Быстро одеваю рабочие шмотки и уже через секунду готов к выполнению мозгодробительных заданий. Выходя замечаю, как папа, напевая что-то похожее на трам-па-ра-рам, прячет куда-то небольшой пузырёк с бесцветной жидкостью, пока не видит мама.
-Малина опадает-надо срочно собирать,-констатирует папа с видом, словно он всю неделю её собирал, собирал, а она растёт и растёт окаянная-и он в конец выбился из сил и без меня никак. И добавляет: Я вот вчера прошёлся, - и показывает на холодильник. Открываю-смотрю, там стоит кружка малины, ну не знаю-наверное чуть больше моей питьевой. Представляю, как шатающийся под парами алкоголя папа, собирал ягоды-его наверное просто носило по малиннику, а в кружку малины само насыпалось. Мне вручают ведро-такое ведро, словно малины у нас не пятнадцать метров а десять соток и я собственно иду. Папа конечно же тащится за мной и проводит подробный инструктаж-по сбору малины. Ёпттт твою мать, как-будто я первый раз собираю-или как-будто я даун, нет, сейчас буду этой малиной кидаться в сарай и пускать пену изо рта!!! Да сколько я себя помню-я всегда собирал эту малину на этом же самом месте сам без никого! В этот момент притаскивается мама с воплем:
-Вы какое ведро взяли?! Там же химикаты были!
-Химикаты?-переспрашивает папа и заглядывает на донышко, силясь разглядеть эти самые вреднющие химикаты.
-Да!!-тоном не терпящим возражений заявляет мама и отбирая ведро идёт домой. Мы все тащимся за ней. Собственно работа происходит по стандартному сценарию-я один работаю, остальные таскаются друг за другом. Нет-я даже пока ещё не нервничаю, просто улыбаюсь. Мне дают ведро по меньше. Особо вкусные ягодки пожирает мой рот, остальные падают в ведёрко. А что? Как пел Высоцкий-«чтоб в страданьях облегчение иметь». И малина кстати не червивая, думается мне и сразу вспоминаю слова одной девушки-я раньше ела черешню, а потом стала обращать внимание на червячков и перестала. Смеюсь долго. То ли настроение такое приподнятое-то ли я немного схожу на даче с ума. По голове кто-то прыгает. Проклятые комары, затаились в малиннике…Оглядываюсь, ища взглядом хоть одного. Никого не вижу. На ум приходит мысль о комарах-невидимках. Догадываюсь, что же пляшет по моей голове. Это мелкие капельки дождя. Накрапывает дождик. Посильнее, посильнее бы,-думается мне. Слышу крик:
-Вадим ты вертолёт?!
Кричит мама и кажется приближается. Я толком не понимаю, что означает этот вопрос и на всякий случай прячусь в зарослях малины.
-Вадим!Вадим!-мама шастает рядом, но меня не замечает.
-Вот вредный малой,- говорит она и уходит.
Я смеюсь и поднимаясь продолжаю сбор ягодок.
Прихожу во двор с ведром ягод и вижу. Папа прикручивает к забору, который настолько трухлявый, что сейчас на удачу выдерживает и воробья, чёрный бак, примерно в половину моего роста. У бака даже есть кранчик. Железный ржавый…и с вентильком. Я вспоминаю, как этот бак висел в огороде-там было что-то типа душа. Охх кстати и намучался я с этим душем, чтоб ему пусто. Но потом душевую полу-кабинку забросили и там начали селиться и расставлять сети огромные пауки. Прям как тропические. Влагу любят. Помню даже одно время охотился на бабочек и угощал ими пауков. Мне интересно было-как они их скручивали. И вот теперь этот несчастный бак извлекли из забвенного покоя, лежащего где-нибудь в углу огорода под листом лопуха. Кран у этого бака, кстати говоря расположен под таким углом-что Архимед бы издёргался в непонятках-как из него может литься вода. А нет-она льётся. Жаль только высота этого краника позволяет мыть не руки, а кое-что другое, да и то-надо согнуться в коленках.
-И кто такую чушь выдумал?-в сердцах вскликиваю я.
-Мама! Кто ж ещё!-отвечает папа
ООооо...дело проясняется…а я-то думал это продукт совместной мозговой деятельности.
А вот теперь как-то я уже собрался завершать повествование. Но нет-ещё не всё.
Вот и подошло время обеда. Тут следует описать доисторические условия кухни для приёма трапезы. Во-первых умывальник. Если бы Майдадыр был таким, как наш умывальник-он наверное не настиг бы Петю неумыткина, или как там его, своим рушником. И уж точно не сделал бы дыр-дыр. Ещё там вечно нету воды. И постоянно, когда мне надо помыть руки. Смотришь в три ведра, стоящие справа на гнилой лавке - они сухи, как пустыня. Чёрт с ним. Тщательно выбираешь какие-нибудь тапки на ноги. В углу прихожей ураганом принесло кучу разнообразной обуви, от резиновых сапог, до бабкиных галош. Есть шанс найти тапки. А вот они-выглядывают из-под батькиных ботинок, с запихнутыми внутрь носками. Теперь можно смело шуровать по чумазому полу. Без страха-но с опаской. С опаской-это потому что по кухне рассредоточились бутылки разнообразного калибра-от соков до наливки медовой. Я вышел ненадолго из дома и увидел папу, вламывающегося во второй дом с кучей склянок, нужных для гона водки. Ага-значит ещё не все следы замёл. Аккуратно сажусь за опасного вида стол, мама ставит тарелку с голубцами. Вилки нету. Раздумываю: возопить что ли-вилку дайте или самому пойти поискать. Решаюсь идти сам-пока я просто в состоянии доброго ленивого удава. Подхожу к столу во второй комнате кухни, где собственно плита, кривобокий майдадыр и где всё готовится. Стол завален банками и тарелками с остатками жратвы. У моего папы тактика-собирать всё, подогревать один раз воду на майдадыре,(да он и такое умеет-я там даже розетку чинил, а то майдадыр бил током маму) и сразу всё вымыть. Но процесс подогревания воды по загадочным причинам оттягивается, оттягивается и…дотягивается до приезда мамы, которая ругается и моет всё это закорелое дерьмо. Мдааа…Слава богу я поев, сразу мою тарелку за собой и всё. В городе естественно, здесь я вообще с этих тарелок жрать боюсь. За других мыть не особо люблю. Таким вот одиночкой расту…Чёрт вот сейчас подумал-пособие для своей будущей жены как-будто пишу…бред конечно… Да и мне было бы стыдно, я бы не допустил ни в коем случае-если бы за меня жена стирала и мыла посуду…Я коненчно понимаю, что отец скорее всего был быдлом, когда был моим ровесником…Я бы на месте мамы ему бы навешал, хотя она тоже штучка…На чём я там остановился?...Да пробираюсь к столу и заглядываю в шуфлядку. Там куча вилок…ложек…странной советсткой формы…но все, мать их, в остатках еды…Кое-как нахожу вилку. Cуюсь в майдадыра помыть-воды нет, забыл!. Наливаю воду огромной синей железной кружкой. Точнее лью только одну кружку-а чтоб не наглели. С дотошным тщанием вымываю вилку и сажусь к столу. Появляется папа и ложит мне в тарелку огромную искромсанную редиску.
-А ну-ка редисочки!
Кривлюсь. Ненавижу редиску, к тому же она портит весь вкус. Но терпения у меня пока ещё хоть отбавляй...пусть поиздеваются…съедаю редиску. Мне ложат вторую, я расправляюсь и с ней.
Батька заявляет-всё идём полоть картошку. С каких пор я записался в ряды таблеточных бабушек, полющих картошку?-думаю я, попивая чай из получистой кружки и присматриваясь к чему-то плавающему в ней. Самое главное, я больше чем уверен,-я один буду там полоться…
-Надо за батоном сходить,-говорит мама, у которой в планах обожраться вечером клубникой с батоном и молоком.
-Я схожу,-сразу же предлагаю я, хоть какое-то разнообразие.
Папа тут же добавляет, чтобы я купил минералки- двухлитровую бутылку. И тут начинается самое тупое. Они пол часа решают сколько денег мне дать. Потом, когда уже всё обговорено и я беру пакет мама вопит:
-Кудааа! В такооом виде!
Ну да-а в каком я виде? Рваные рабочие штаны и ботинки. Нормально я считаю. Вспоминаю-как через весь Борисов шастал за вином в ещё более убогом виде и всё было в порядке-в милицию не забрали. Некоторое время мы спорим, потом я одеваю свои джинсы и сандалики. Я вообще против кросовок. Мне летом нравится ходить в сандаликах, я собственно хожу всегда в джинсах, сандаликах и рубашке с короткими рукавами-как обычный советский парень. А всяких хиппи не терплю. И тут папе в голову приходит здравая мысль-надо купить сахара! Неужели? А как же мы будем варенье варить.
-Надо взять семь килограмм!-говорит папа, усаживаясь в кресло.
-Ну куда ты сел!Ты видишь куда ты садишься?!-восклицает мама. Папа вечно садится на каки-то шмотки, лежащие на кресле. То есть садится несмотря ни куда.
-Семь это тяжело-хотя бы пять.
-Да мне хоть десять,-бурчу я
Это длится нескончаемо долго и в конце концов у меня появляется псих. И с руганью, начинающейся: Я с вами ещё тут возиться буду из-за батона… я забираю мешок и иду в магазин. Открываю железные ворота...Да, мне дали ключ. Они уже начинают ржаветь. Догадаться не сложно кто будет их подкрашивать…Магазин там же, где и остановка-минут десять идти через лесок. С леском у меня связаны нехорошие воспоминания-меня там било много человек. Даже не помню сколько. Правда я тогда в школу ходил. И чуть не отобрали велосипед. Отморозков хватает. Рядом построены кирпичные дома и вот там жило раньше вся эта муть. Половину пересажали, другую ещё что-то там...хотя я не в курсе теперь…меня никто не трогает…и нигде…Хотя многим наверное хочется…я тут как монах. Ругаются, грозятся, лицемерят-но всё-таки побаиваются.
Идя через лесок можно наблюдать-как вместо шишек всё забросано бумагами, фантиками, бутылками и прочей пакостью. Наблюдать группки алкашей, что-то обсуждающих сидя под елями. Подхожу к магазинчику и вижу огромного пса, перегородившего вход туда, то есть лежащего в небольшом тамбуре. Протискиваясь рядом вспоминаю, как как-то зимой, в пятом классе, возвращался домой и у меня из рук портфель вырвала овчарка. И куда-то унесла. Я сидел и грустил, потом пришла хозяйка и возвратила мне портфель.
Купил сахара с батоном и попросил напиток, сказав-на ваш вкус. Мне в общем-то плевать, что там пить, а всегда было любопытно,-что там думаю продавцы-впихнуть что подороже, или то-что не покупают или же честно продать, что самим нравится. На этот раз дали похоже то, что никто в этом захолустье не берёт.
Через некоторое время мы доходим до картошки.
-У- жучила!-говорит папа и давит колорадского жука.
Он их отчаянно уничтожает, чтобы они не ели его бульбу. Тут я узнаю приятную новость-жадность не взошла. Ну я писал наверное в первой части-что мы садили кукурузу где ни попадя… Так вот вообще ничего не взошло…Широко улыбаюсь.
Как я и думал-через два рядка прополки я остался один. Наверное батя отошёл выпить грамм сто, если мамы дома не будет. Я одел такие белые перчатки-как в фильме «Бриллиантовая рука» были у одного персонажа. «Спокойно, сделаем усё без шума и пыли». Дождь становится сильнее и уже понятно, что дополоть не успеется. Пришедший папа это тоже понимает. Мы тащимся домой. Ну слава богу. Я насквозь вымок, мой приёмничек тоже. Мама видя его в таком состоянии начинает вопить-доломаете приёмник! Как-будто она его покупала, а не я. Я говорю-сдохнет, новый куплю. А она начинает ныть, до чего же мелочная девка. Надо относиться к жизни проще.
Батя предлагает сходить в баню. Ну ладно-люблю тепло, ничего против не имею. Огромной толпой идём в баню. Я, когда хожу в баню, всегда забираюсь на самую верхнюю полку с краю и пребываю в сомнабулистическом состоянии. И грущу всегда, когда в толстых компаниях. Но тут можно посмеяться с разных историй. Кто-то рассказывает, как он нашёл сразу три бутылки, полные пива, кто-то-как его вместе с овчаркой избили палками какие-то пацаны, кто-то спрашивает у меня-читал ли я книжки про Джага и Кавендиша? Ну конечно читал-мне уже приносили. Классные книжки, хотя я больше чем уверен, что автор крепко помешан на извращённом сексе. Он через всю книгу. Или он именно так видит себе конец человечества в будущем? Не знаю. Но книги интересные. Кстати верхняя полка расположена прямо над нижней и мне приходится очень и очень постараться, чтобы забраться на неё без всяких подставочек. У некоторых это даже не получается и стоит громкий хохот. Через минут двадцать выходим-на улице льёт дождь. Да-мне надо побегать голышом под дождём. Конечно же не интересно-я так нагрелся, что его не чувствую. Ладно, помылись, смыли банные листы и пошли домой. Застаём маму, уплетающую варенье из огромной бадьи с батоном.
-ММмМммМмМ!-говорит мама, что в переводе означает-Вадим, заболеешь, срочно оденься!
Ещё восемь часов времени, но делать нечего и я использую для сна каждую свободную минутку,-сразу же заваливаюсь в кровать. Но поспать не удастся-папа будет ещё смотреть часа три телевизор, причём на полной громкости, пока его не сгонит мама. То, что это мне мешает поспать, меня как-то не задевает и я просто валяюсь.
Просыпаюсь рано, тут же снова засыпаю. Почему-то вспоминается огромный паук не стене-который юркнул в щель под обоями, как только я включил свет. Наконец меня будят. Все пьют зелёный чай, дрянь редкостная, я отказываюсь. Папа говорит, что мы ещё и сегодня заночуем и у меня сразу же выходит наружу псих, начинающийся словами-вам дай волю, вы на шею сядете. Сразу же все соглашаются поехать сегодня после обеда домой. Все идём наверх снова полоть густые джунгли. Мать постоянно ноет-сколько тут много всего и у неё нет никакой жизни. А сами выкупили этот здоровенный кусок. Точнее дядька-но это погоды не меняет. Дядьку я всегда уважал-он между прочим здесь не работает. А эти надрываются, как дурачки. Ну это я так-конечно понятное дело-чтобы они не говорили, они обожают эти ковырялки в земле. Вот только я как побочный эффект.
Я беру сразу табурет и перемещаюсь сидя на табурете. Мама смеётся. Угу. Мне вчерашних наклонов хватило, еле поднялся утром из-за болей в спине. Папа говорит-чтобы все наслаждались и это лучший отдых. Ну так и отдыхай, я плююсь. Вдруг мне всё это надоедает и я иду забираться на огромную железную зелёную бочку, устало стоящую на самой верхушке огорода у покосившегося забора. Она осталась ещё от прошлых хозяев, долгое время, пока жили старики, бывших нашими соседями. Там и друг мой был. Тут раньше заселялись огромные плантации картошки, а из этой бочки её поливали из бранзбойдов военные, полковник, которых дружил с дедами. Помню он всегда, как приезжал-угощал нас, карапузов, шоколадками. А ещё в этой бочке, ещё раньше, хранился бензин-один солдат, открыв крышку захотел посмотреть, сколько ещё бензина осталось, чиркнул зажигалкой и опалил себе лицо.
Теперь этого давным давно нет и осталась только ржавеющая бочка. Она высокая, больше моего роста, забираюсь на неё с трудом и сижу, сгорбившись, обняв колени руками. Мне что-то кричат и жестикулируют, но я не обращаю внимания и загадочно улыбаясь, думаю о своём.

?

Log in

No account? Create an account