November 6th, 2009

рассказ

Ну что..вот наконец после сегодняшнего пятичасового рывка я дописал первую часть своего бесконечного рассказа...ошибки проверять в последних абзацах уже сил нет-глаза болят...даже нет сил оставить свой коментарий...прошу:
Я проснулся посреди ночи. Как обычно между тремя и четырьмя часами утра и как обычно от удушья в горле. Коснувшись шеи, сел на топчане свесив ноги. Рассвет протискивался через окошко, прикрытое зелёным одеялом. Я не стал его снимать, а вместо этого запалил волшебную свечку, дважды чиркнув зажигалкой. Свечка имела свойство не сгорать, обильно заливая мой стол воском. Я не обладаю пытливой натурой и принимаю всё как есть. Горит ну и ладно. Значит торговец-цыган не обманул меня, значит я заплатил не зря. Да кстати-он сказал ещё, что пока будет жить волшебница, свеча будет светить. Стало быть волшебница нелегально распространяющая свечки среди жильцов в полном расцвете сил живёт и здравствует. Я зачерпнул грушевого компота с умирающими мухами и сделал пару глотков. Не треплю воду. Не понимаю как её можно пить. Компот вливался в меня не охотно. Как буд-то в середине горла лежала губка, впитывающая его.
"А ведь так можно и сдохнуть",-подумал я уже засыпая прямо за столом, положив голову на руки. Промучавшись каким-то непонятным бредом, в котором то убивали меня, то кого-то убивал я, при чём я был абсолютно голый,-я открыл глаза.
Часы били десять утра, били безжалостно, стараясь попасть ногами по лицу. Пошарив рукой по полке, благо комнатушка моя была такова, что я запросто мог дотянуться до ведра-нужника членом, если бы припёрло по нужде, я одел бусы, даденные мне бабкой Задортой. Я так подозревал что они помогают чисто психологически, ну да на поле брани и полено-то самое оружие. Полусидя-полустоя, я одел армейские панталоны, сапоги, штаны и кольчужную рубаху.Подпоясался широким ремнём с серебристой бляхой, на котором была изображена фигурка полуобнажённой дамочки с хмурым лицом. Я за этот поясок два месяца собирал жёлтые сливы на участке одного пана между прочим. К поясу пристегнул чехол со средней булавой. Про чехол и булаву есть отдельные истории. Чехол мне вырезал один ветеринар из прямой кишки бурого медведя. Медведь тот, как подтвердила экспертиза инквизиторов, был обратившимся колдуном и кишка, в какой-то мере живая, прекрасно повторяла черты булавы и была прчоней лучшего пакета и ткани. А булава у меня была из игл бетонного ежа, которого я кстати убил сам. Ага-сам.
Выйдя на свежий воздух, я чуть подслеповато прищурился, глядя на синее небо. Погода отличная, другой и быть не могло. Плохой она была только зимой, когда непрекращающиеся дожди заливали все дороги и городища. Я подошёл к своему аллюминиевому умывальнику умыться и отметил, что из него умылось наверное пол улицы. Такое чувство что люди ещё не отошли от великой засухи, случившейся двадцать восемь лет нахад. Психанув, я сбил умывальник ногой и он покатился жалобно звеня. А ещё чтоб ни одна тупица не воспользовалась им по назначению я уронил на него булыжник, очень кстати вывалившийся из стены. Я зыркнул по сторонам. Где-то дёрнулась занавеска, кто-то лихорадочно пытался захлопнуть форточку, чья-то рука торопливо убирала с подоконника помидоры.
Я не собирался возвращаться сюда больше и потратив некоторое время на сборы, припечатал дверь засовом с хорошим замком. Чтоб не повадно было.
То, что пришло мне в голову было сумасбродно, безумно, тупо, но самое главное неприятно. О мама Алита чертовски неприятно. Хотелось завалиться в койку, укрыться одеялом и забить на все проблемы большой и толстый лом. Я с трудом сглотнул-эхх нельзя.
Закоулки улиц выводили меня всё ближе и ближе к центру городища. Народу становилось всё больше и больше. Особенно пацанят в пиджачишках и девчушек в передничках. Я и забыл совсем-сегодня же первое сентября, дети заканчивают школу и впереди их ждут предлинные каникулы. Обходя процессии малолеток и их предков, я заметил как стайка ребятишек избивает крупного паренька. Заглянув в его глаза я сделал вывод-дебил и, когда он вырвавшись пробежал мимо меня, отвесил ему хорошего подзатыльника. Подзатыльники меня учил бить мой сокурсник Святослав. Если после удара голова не делает три витка вперёд, а зубы не ломаются друг о друга, значит это не подзатыльник а так-лёгкое поглаживание. Дебил загремел вниз, упал, ободрав колени, но тут же вскочив побежал ещё быстрее. Дети с весёлым смехом и приколами устремились за ним, толкая прохожих. Я с пару секунд смотрел им вслед, потом пошёл дальше. Возле школы один из мальчиков показал мне язык. Я в ответ продемонстрировал ему голубя из пяти пальцев. Мальчик сел на дорожку и заревел. Его мама с огромным животом посмотрела на меня неодобрительно, так-видать ещё одного недоноска донашивает, а потом пацаны батрачить будут в лохмотьях, зарабатывая гроши из-за того что их родители не расчитали средства на жизнь. Я остановился и дождался покаженщина со мной поздоровается. Взглянув в её глаза, пошёл дальше, спиной чувствую массу негативной энергии, изливавшейся из родительницы. Ну и пусть.
Обойдя один из кварталов стороной, да-в любом городище есть кварталы по которым стража передвигается исключительно вчетвером, я вырулил на небольшую площадь перед частной церквушкой, над которой уже во всю велась работа. Каменьщики ложили дорожки между грушевыми деревьями и починяли крыльцо. Выставив рожу в окошко, за всем этим делом следила поповиха, ну чтобы не дай бог ни одной груши не сорвал никто. Её мужа видно не было. Наверняка пока жена занята, причехляется где-нибудь в спальне, жирно закусывая икрой на деньги верующих бабушек.
-Эй придурки, я же прошу-ромбом выкладывайте, а вы каким-то сплошным полукругом кладёте! А ты не кроши камень! Что ты его крошишь? Подожди, поперёд квадратного прямоугольный втыкай!-работниками командовал худощавый парень с козлиной бородкой и в чёрной шапочке. На туловище болталась зелёная спецовка "Царстрой". Он стоял на небольшой горочке и обколотых кирпичей. Я его знал.
-Ярослав покури,-я остановился рядом.
-Ксотик, ип! -Ярослав пожал мне руку своей прохладной ладонью.,-Ну ты как?
-Да вроде как. А ты как?
-И я так.
-Спецовочку-то откуда такую стащил? Фирменная?
-У торговца с рынка. Приехал недавно. Да не покупал я, выменял у него на тазик и котелок для варки плова.
-Да? Жена небось руки отобьёт.
-...Да развёлся я...
Рабочие старательно обкладывали камнями дорожки не разгибая спин.
-А может у торговца и очки найдутся?
-Может, а что такое?
-Да вижу уже как бетонный ёж.
-Ааа...
-Груши нормальные?-спросил я, кивнув на дерево
Ярослав пожал плечами, скривившись в сторону наблюдательного поста поповихи. Я подошёл к дереву и шматанул за нижний сук, ну в самом деле-не буду же я подбирать гнилище с земли. Ни одной не упало. Тогда я врезал пару раз ногой по стволу. С веток сорвалось несколько плодов, но, ударившись о камни, поразбивалось. Я зло сплюнул и пошёл назад, когда от церквушки раздался вой и грохот. Оглянувшись через плечо я увидел, как с ещё недостроенного крыльца навернулась поповиха.
-Ярослав счастливо.
Он не ответил, бледнея лицом Ярослав смотрел на бабу, барахтующуюся в незасохшем растворе и камнях.
В муниципалитет я особо не спешил, работать я уже не собирался. Я глубоко вздохнул, откашлялся, безуспешно пытаясь прочистить горло и взял курс на окраину города. Правда разогнаться и погрузившись в свои мысли дойти почти незаметно, мне не удалось.
-Кооостик!-прошамкал некто со стороны.
-Егорыч, у меня сейчас нет времени,-узнав голос старика, буркнул я.
-Да иди ты нахрен! Времени у него нет! Вояка сраный!-отчитал меня Егорыч,-Иди посиди с дедом! Твою мать!
-Не ругай мою мать, у меня её не было,-я присел рядом.
-Не пори чушь сопляк! У каждого есть мать! А у меня их! Было даже три!
Егорыч был пушкарём. Всё войну против драконов провёл у любимой гаубицы. И был бы одним из немногих не получивших ни царапины, если бы однажды, уже после победы, изрядно поднабравшись спиртного, не выстрелил сам в себя. Ещё повезло, что снаряд не набрал силу и Егорыча откачали. Но с тех пор его левый бок был набит паролоном и ватой, а родная развороченная печёнка была заменена печенью ящерицы. Да ещё его слегка подколбашивало, даже когда он пребывал в состоянии покоя. Он постоянно сидел на снадобьях, но в ящик сыграть не спешил.
-Клянусь своим седым волосом, ещё раз меня оскорбишь,-я сломаю твою тощую шею!
Егорыч пропустил мои слова мимо ушей и продолжил:
-Небось ещё! До муниципалитета не дошёл!
-Глазастый. Не дошёл...Вот я тебе завидую иногда дед-сидишь тут на полусгнившей лавке, отдаёшь пенсионные триста сорок рублей своей и живёшь как мышь в зерне. И проблем у тебя, старый придурок, тоже нет,-я поднял с земли переспелую жёлтую сливу и повертел в пальцах, пытаясь понять не живёт ли в ней червячок.
Дед, вдруг изогнувшись коброй, продекламировал:
Хорошо тому живётся у кого одна нога! Тому пенсия даётся и не надо сапога!
Я улыбнулся,-так что хотел?
Дед склонился ко мне и заговорщески зашептал:
-Сосед мой, Димка, растит маковые огурцы под крышей...
-Что? Вот так взял и сдал друга своего?
-Он мне не друг!-старик клятвенно приложил руки к груди.
-Не налил когда что-ли?
-Ну...это..может и не налил!
-Дед, я решаю проблемы глобального характера...
-Витааалик! Иди пить растворимое!
Я засмеялся, зная что будет дальше.
-Иду!-крикнул Егорыч,-Костя...
-Не иду а бегом сюда ревматизм мой трухлявый! У тебя же режим! Несчастье старое! С кем это ты лясы точишь?
Затрещал крапивник, к нам пробиралась вторая половинка Егорыча. Я спешно поднялся.
-Здрасьте тётя Лариса!
-Привет Костик! Почему не заходишь?
Больше всего в жизни я не любил вопрос "почему" и его ответвления- "почему не заходишь", "почему не пишешь" и "почему тупой такой".
-да дел тут...замотался.
-Совсем забыл!-по женски подвела итог бабка Лариса, которую я не смотря на её седьмой десяток называл тётей.
А раньше я помню мелким сбегал из военного училища и до рассвета рубился с ней в героев под храп пьяного Егорыча. На всякие игры тётка была горазда и во многие научила меня играть. С ней было здорово и воспоминания у меня остались о детских годах с весёлой тётей Ларисой самый замечательные.
Я полувздохнул, полупожал плечами, не найдясь что ответить.
-Ты здесь ещё, старый веник?-Лариса вновь набросилась на мужа, притихшего на лавке.
Егорыч подскочил и захромал к калитке. Он оглянулся на меня и показал в сторону соседского дома, где наверное в тишине сидел Димка и катал в банки маковые огурцы. Это не укрылось от взгляда Ларисы,-Куда ты там тыркаешь?Да давно надо было сухие вишни вырубить!
Я подождал пока пронесётся чёрная карета, направляющаяся в сторону муниципалитета. Деньги подвезли, что было для меня кстати.
-Эй Егорыч!-громко крикнул я, вспомнив о том, что забыл спросить.
-Оуу!-старики обернулись.
-Торговец тут не проезжал? Недавно приехал, бирюлек у него много интересных...
-Так конечно! С пол часа назад! На пленную площадь покатил!
-Спасибо!-я начал разворачиваться.
-Костя! Костик погодь!-ко мне вприпрыжку, как молодая, устремилась тётя Лариса,-А ты к торговцу же направляешься?
-Планирую...-осторожно ответил я.
-Купи мне платок с цветами пожалуйста, вот здесь должно хватить!-она всунула мне в руку пару мятых тугриков.
-Хорошо,-я кивнул
-Если с белыми будут-бери с белыми, красно-жёлтые не хочу, ещё фиолетовые тюльпаны...-она ещё некоторое время бежала за мной, давая указания, затем устала и остановилась тяжело дыша. Я потопал дальше. Автолавку торговца было заметно сразу даже моему, не вооружённому до зубов, глазу. Возле неё уже стояли два наших орла. Какие у них были нашивки я со своим зрением увидеть не мог, но врятли верховные будут дрючить торговца.

часть 2

Уже подойдя ближе и не обращая внимание на просьбу купить самый дешёвый и сладкий маргарин, я удостоверился в своих предположениях. Это были младшие стражники. А вот торговец мне не понравился. Бородатый качок в одних кожаных штанах, исписанный татуировками, с кольцами в ушах и бровях. Короче, если я собирался его защитить, то теперь круто поменял свою позицию.
-Мужик мы две третих товара конфискуем, кто тебя вообще в город-то пустил...-услышал я слова одного из стражников, которого мысленно окрестил петухом. Очень у него шлем был похож на куриный гребешок.
-Дорогой, купи свитер для бабушка!-меня дёрнула за рукав юная чернявка.
Да уж эти волшебницы недоучки, не выдержавшие учёбы в телепатическом институте магов, сокращённо обзываемом Тимом и подрабатывающих на выезд из страны на рынках и базарах.
-Мне не свитер надо, а платок,-я посмотрел на неё.
-Ммм..да платок,-она закатила глаза,-чёрный?
-Нет, короче вот деньги,-я вложил в её маленькую ладонь половину суммы что дала мне Лариса,-найдёшь платок с изображением хаоса цветов, потом найдёшь меня, если нет-я тогда найду тебя.
Спрятав улыбку, я посмотрел на неё, стараясь вложить в её башку самые жуткие образы того, что с ней может случиться, раз уж у неё позывы к телепатии.
Она закивала головой и через секунду умчалась.
-Дыню купишь?-услышал я и обратил внимание на мальчика с головой-дыней.
Синдром детей дыни только начинал распространяться и никто не знал кто наслал на них это проклятие. Единственным спасением, насколько я знал, было продать кому-то дыню и освободится. Самое верное другому ребёнку.
-Да пошёл ты дегенерат,-отозвался я.
Мальчик-дыня отвернулся и, подперев худенькой ручкой голову, уставился вдаль.
Стражников у лотка торговца уже не было. Сам хозяин протирал тряпкой конусовидную штуку. Я глянул влево-вправо, куда эти придурки запропастились, неуж-то сорвали своё и ушли. Так быстро договориться они с торговцем не могли. То есть теоретически могли, но не они.
-Добрый день,-я подошёл поближе.
-Привет,-он отложил конусовидную штуку и почесал щеку.
Я пробежался взглядом по лоткам заваленным всякой дрянью. Торговец тем временем нырнул за ширму, а я мощным щелчком сбил божью коровку, севшую на прилавок и стал его дожидаться. Божья коровка разможжила себе голову о железную стойку и тупо жужжала, расправляя крылья.
Зазвенела отдёргиваемая ширма и торговец поставил передо мной ведро,-Покопайся там.
Я осторожно заглянул в ведро.
-Да вот же,-он вытащил очки и какую-то бутылочку.
-Нормальные хоть?-я взял очки и повертел их перед глазами.
-Увеличивают силу зрения в семнадцать раз, не спадают ни в бою, ни в ураган.
Я выругался про себя.
-А что-нибудь попроще есть?
-Нету.
-Торговец, у тебя лицензия на продажу каким годом оформлена?-я прищурившись посмотрел на него.
-Никаким,-просто ответил он.
-Очки беру в залог, так а что за бутылка?-я сунул очки в карман.
-От недуга твоего...
-А поможет?
-Нет, но замедлит.
Я рассмотрел содержимое склянки на свету, буд-то кто-то майонез с томатом смешал.
-Нет не беру.
-Это с очками!-упрямо заявил торговец.
-Ладно,-неожиданно легко согласился я, сгребая всё в карманы,-счастливо.
-Страж, только ты это...обязательно заплати...не забудь,-очень медленно произнёс торговец.
Я шёл назад, уже раздумывая куда выбросить баночку с майонезом, как вдруг на глаза мне попался мальчик-дыня, уже почти договорившийся с жирным пареньком. Я узнал малого, это его безжалостно мочила детвора. Я пнул в дыню-голову. Мальчик откинулся назад и ударился затылком о бардюр. Из расколотой дыни засочилась жёлтая сукровица.
-Отец кто твой?-я взял пухлого за шиворот.
-Батюшка...в церкви,-у него подрагивали губы и он готов был разреветься.
-В которой? в городе?
-Нет в соборе за городом.
-Он что тебе, про это не рассказывал?-я кивнул на дыню закатившего глаза и пока ещё не пришедшего в сознание. Не умрёт, убить всё равно невозможно, слишком лёгкий был бы для него выход.
Толстый замотал головой.
Дааа, мальчик дыня ведь тоже не виноват, что к нему эта холера прицепилась, хотя с другой стороны...
-Ты чё,дыни захотел, да?-продолжал я мучать пацана, дёргая из стороны в сторону.
-Нн-не-ннн-не за-за-хоте-л!-дёргаясь отвечал он.
-Домой сейчас пойдёшь, к батьке и расскажешь ему об этом. Понял?
Он кивнул.
Я отпустил его и зашагал в обратную сторону к муниципалитету. По пути я вспомнил об очках, пытаясь разглядеть рыжеволосую прелестницу. А баночку с неизвестным содержимым я закинул в чей-то огород. Может хоть кроты подохнут. Одев очки, подошли кстати отлично, затемнив треть лица,- я понял, что впереди никакая не рыжая прелестница, а бабка в красном платке. Размышляя, почему они у меня вызывают обожание, не бабки блин, а рыжие девы, я вышел в главному зданию города.
Мне показалось подозрительным-стражники у ворот, стражники на башенках. Даже на колокольне. Такого никогда не было, то есть положено, но конечно не исполнялось. До последнего используя, в качестве прикрытия, рубинового орла, я подошёл ко входу.
-Здарова мужики, что случилось?-я улыбнулся и сделал глупое лицо.
-Общие сборы,..-пробурчал один из них
-В честь чего?
-Говорят война будет...
Я удивился, но виду не подал.
-Приехал кто?
-Да комисар.
Я кивнул и толкнул тяжёлые двери. Внизу не было никого кроме двоих стражей и одного дежурного. На доске дежурств я нашёл заступившего сегодня на охрану ворот Георгия. Это было довольно неплохо. Из правого коридора слышался стк печатных машинок, но я близко не знал ни одной дамы из канцелярии, в отличии от многих моих сослуживцев. Поэтому к ним с вопросами лезть не стал. Если честно мне плевать было на эти деньги, если бы не одно: я собирался сегодня свалить из города. Именно сегодня поздно вечером. Эти авральные сборы, какая-то война ещё, могли встать серьёзной преградой на моём пути в виде принципиальных и неподкупных стражей, напуганных командирами.
Зато я прекрасно знал Мишку-казначея, как раз спускавшегося по лестнице с рулоном туалетной бумаги. Увидев меня, он, не снижая скорости резво завернул за угол, откуда его вытащила моя рука, ухватив за шиворот.
-Когда?-спросил я
-Да не знаю Костя, сейчас какой-то маршал прискакал...
-Комисар.
-..комисар припёрся, деньги забирают, война говорят, нет денег, всё собирают на вооружение, а денег совсем нет,-залепетал он.
-Есть они у тебя скот!-я от души врезал Мишке в ухо. Он выронил туалетную бумагу и она покатилась по полу, теряя свою плоть. Мишка съехал по стене вниз и беззвучно заплакал.
-Недавно приехали деньги, куда они сделали ноги?-я оглянулся.
Дежурный смотрел в окно, насвистывая "не ешь стоя", один из стражников читал имена героев города, которых заставляли заучивать, второй рассматривал мусорное ведро. Мишку млао кто любил.
-Они пока ещё у меня, но маршал...
-Так, пошли..-я рывком поднял его на ноги и потащил с кабинету.
Я стоял перед белой фанерной дверью с красным крестом. Не открывали уже минут пять. Я продолжал вежливо стучать носком сапога через каждые пол минуты, тренируя терпение. Наконец, услышав приглушённое "да не открывай" и скрежет задвижки, я улыбнулся. На пороге стоял доктор, высокий мужчина меланхолик c чуть уставшим лицом. Из-за плеча выглядывала его двоюродная сестра Дарья-роженица. Роженицей её называли потому, что она принимала роды у всех нуждающихся, а однажды извлекла из мамочки гоблинов семерых гоблинят. А как доктора звали я не знал. Хотя знакомы мы были не один месяц. Подтянув за шлейку рюкзак со своей месячной зарплатой,-большего из Мишки выбить не удалось, я поздоровался. Доктор узнал меня и мотнул головой, приглашая войти. Я последовал за ним. Пахло йодом и разлитым спиртом.Я прошёл мимо йога рыгающего мыльными пузырями, мимо потрёпанного вида людей, поддерживающих своего товарища со сломанными ногами, молодой девушки с чёрной повязку на глазу и столетней бабушки, выглядевшей живее всех живых. Дарья-роженица пошла за нами.
Док осмотрел мою шею, потом ощупал своими холодными пальцами.
-Гундец!-констатировал он без тени эмоций.
-Угу,-согласился я.
-Это бесплатно!-сказал доктор своей сестре, нетерпеливо перемежавшейся с ноги на ногу у дверей. Она скривила рожу и вышла.
-Можно резануть конечно, но...есть шанс влитсья в легионы некров.
-Большой?-я сложил руки вместе и начал переплетать пальцы. У меня они тоже были такие же тонкие как и у доктора. И холодные. Лучше бы я в пианисты пошёл.
-Очень,-доктор раскрыл дверцы одного из шкафов и порывшись там, бросил мне пачку таблеток.
-Не хочу резать,-решил я.
-Слушай-сам не хочу. Вот выпивай утром.
Я вздохнул.
-Ну извини,-доктор развёл руками,-мне идти пора, больные ждут.
Ну конечно, кому ты по-большому счёт нужен. Никому. И в самом деле-тебе что, кто-то должен? Нет. Я засунул таблетки в карман и вышел. Стало немного грустно-и чего заходил, чёрт его знает. Странная штука-надежда.
Я почти побежал на окраинную улицу. Было время к ужину, а я знал что Гога всегда ходит есть домой. Хотелось успеть до этого.
-Вот...-я чуть не сбил девушку в полушубке, протягивающую мне платок.Я кивнул не спрашивая про сдачу. До дома Георгия Семёновича я дошёл почти без приключений. Если не считать того, что мне цыгане хотели продать безлапого медвежонка, пытался порезать рюкзак интеллигентный гражданин и чуть не дали в морду пьяные шахтёры.
Супруга Георгия выкапывала картошку. Я толкнул калитку с табличкой "Вход всопрещён" и негромко окликнул её.
-Привет Костя!-она обернулась ко мне и поправила платок,-ты по делу или как?
-По делу,-ответил я. Если я передвигаюись по улице-то исключительно по делу. Да я понимал что на "или как" к ней заходили многие стражники, но Гога никак не мог поймать жену за руку. Она пригласила меня в дом. Внутри чувствовалась лёгкая вонь, я один из немногих знал, что в доме у Георгия частенько ночуют гномы, не особо отличающиеся чистоплотностью.
-Пельмени будешь?-будничным голосом поинтересовалась она, буд-то умела готовить что-то ещё.
-Угу, спасибо Полина,-я устроился на табуретке, стульев Гога не признавал, и уставился на фасоль, потихоньку заплетавшую окно. Гога держал вместе с Полиной ещё и гигантскую фасоль, с которой могло есть суп всю зиму пять человек. Зарубав пельмени, я перешёл непосредственно к цели свего визита.
-Нет, Гошик сегодня не придёт, я ему большую собойку сделала,-он жука прислал.
-А, ну тогда...-я поднялся,-кого он прислал?
-Жука майского с письмом, что сегодня какое-то важное лицо прибыло и ему нельзя отлучаться.
-Ого! А такое же ему можешь послать с просьбой-ну мол пропустить и тэ дэ?
-А ты сам что ли сказать не можешь?
-Ну ты же знаешь какой я стеснительный,-я обнял Полину за плечи и улыбнулся.
-Ладно,-пробурчала она и подошла то ли к улью, то ли к аквариуму метр на метр. Внизу располагался небольшой муравейник, где суетливо бегали лесные муравьи. Сверху аквариума было с десяток строений, по типу как скворечники. В них что-то монотонно гудело. Полина стукнула ногтем по одному из них и оттуда вылетело толстое насекомое. Я не очень-то поверил в то, что это майский жук. Он спикировал вниз, завалившись на одно крыло, хватанул челюстями первого попавшегося муравья и, описав дугу, вернулся в свой домик. Полина тут же открыла крышку домика, извлекла его и посадила на стол. Жук начал ощупывать стол усами, пытаясь сообразить, куда делся его домик. Странно, но улетать он не думал, вопреки моим первым мыслям. Полина написала что-то на крохотном клочке бумаги и сунула его жуку в лапы. Потом схватила беднягу и замахнувшись из-за головы, швырнула в форточку. Хорошо хоть попала. Я вспомнил как в детстве бросал в форточку огрызки.
-И что...дойдёт?-я с сомнением посмотрел на неё.
-Ну как-то так!-она улыбнулась.
Не такая уж она и плохая,-подумал я и мне стало её немного жалко, в целом, за её мозг. Полина вдруг схватила меня за локоть и, призывно посмотрев в глаза прошептала: Кооостик!
Вот жеж! Я ловко высвободился и сделал шаг назад.
-Вот держи,-я извлёк из сумки платок,-красивый, за помощь.
Я сбежал со ступенек и ступил на дорожку, ведующую к калитке с нарисованным мамонтом, атакующим человека с копьём. Помню мы долго спорили с Георгием на эту тему-кто же победит, человек или этот слон. Я оглянулся. Во взгляде Полины читалось: Да не платок мне нужен, дебил!"
Выходя я почему-то представил вместо мамонта и воина с копьём на воротах- Гогу и Полину.
Не спеша прогуливаясь по городу я убивал время и докупал нужно мне снаряжение. Выходя из дома знакомого коммивояжера, у которого приобрёл безразмерный свитер, тёплый плащ и дешёвую скатерть самобранку, умевшую готовить только ролтоны, я заметил на доске объявлений своё лицо, под которым было написано о совершённом налёте. Вот так дела, я разочарованно выругался, не ожидав от Мишки такой подлости и уже через десять минут заходил в здоровенный ангар с вывеской "Жуй железо пока горячо", который назывался кузницей. У входа установился стойкий запах мочи, видно кузнец ленился отходить подальше.
-Здарова Сервант!,-я хлопнул по плечу громилу в рваной тельняшке, раскуривающего сигару, прямо от литейной печки.
-Заказов нету. Чем сейчас занимаюсь-вот из этой говнодезии делаю чугаты,-он махнул рукой в сторону какой-то груды за моей спиной. Что такое чугаты я не знал, да мне и плевать было собственно.
-Сервант мне у тебя покимарить надо часа три.
-Ну так валяй.
-И ещё,-если зайдёт кто за мной, то меня нету, да?
Сервант кивнул, допивая пакет кефира. Кефир убегал по подбородку на майку. Я посмотрел на него, думая кем же был этот человек раньше, какое у него имя и вообще, что за планы и мысли у него в душе.
Завалившись спать на грязный, чёрный топчан, уткнувшись затылком в жёлтую подушку, я снял очки. Из левого глаза выкатилась слеза. Он у меня всегда очень плохо видел и при случае скорбил по этому поводу. Сейчас правда он прсолезился не из-за этого...Я представил что-то большое, светлое и заснул.
Ругнувшись я оборвал ватный сон. Каждое своё пробуждение я начинал с дрянных слов. Кто знает, может быть в глубине души я надеялся не проснуться. Не было слышно никаких звуков. Я выбрался из-за стелажа и увидел, что никого нет. Сервант наверняка потянул больше чем пару стаканов, забыл про меня и выйдя на автопилоте закрыл дверь. Я обошёл все заляпанные стрекозиным говном и мёртвыми мухами окна и нашёл одно, державшееся на трёх ржавых гвоздиках.
Повиснув на руках, я спрыгнул в какие-то помои. Отряхнув сапоги я сверился с часами,-отлично моё время, и повернулся было к воротам, когда меня окликнули. Это были два стражника, весело махавшие мне руками.
До ворот я дошёл с совсем уж скромной суммой денег. В караулке горел свет, на вышке дежурил сигаретный огонёк.
-Стой стрелять буду!-прохрипел кто-то из темноты
-Стою!-сказал я
-Стреляю!-прямо передо мной заржали и я узнал Гогу.
Гога был как обычно под "шафе", но это не мешало ему нормально двигатсья и соображать. Он долго перебирал ключи, согнувшись перед замком, матерился в пол голоса и, надувая щёки, раскуривал сигарету, чтобы ему было более светло. Наконец она распахнулась. За ней убегала в черноту плиточная дорожка, когда-то проложенная Ярославом с бригадой.
-Эй прожектор!-рявкнул Гога.
Сверху что-то звякнуло, стражник за что-то зацепился с глухим стуком и приглушённым матом и после заминки и приглушённого "работало же", сверху ударил столб света. Луч пробежал по дорожке, коснулся диких кустов паречки, прошмыгнул по не такой уж далёкой опушке леса.
-Не страшно?-поинтересовался Гога, выбивая из пачки ещё одну сигарету.
Прожектор вспугнул беременную сову, где-то в кусатх заверещала пойманная кем-то медведка.
-Нет, ладно спасибо, я пошёл.
-Фонарик дать хоть?
-Не надо.
За спиной грохнула закрываемая калитка.
В лесу было темно, как у негра подмышкой. Я шёл практически по одной тропинке, видимой в свете накумаренной луны, практически наощупь. Тут уж ничего не приходило в голову, кроме "дааа понесло", но я расчитывал минут через дцать добраться до домика лесника и там пропотеряться до утра. Движимый этим холодным расчётом я шёл, переступая через выползшие на тропку корни, огибая узловатые ветки и перепрыгивая через невесть откуда взявшиеся пеньки.
Внезапно лес кончился и я всё-таки гробанулся, зацепившись за какую-то хню. Поднявшись, я огляделся. Мне стало не по себе. Вокруг вообще были одни пеньки. Луна присела на один из них завязать шнурки и я увидел другую половину леса, чернеющую вдали. Идитская сила! Я знал что это за делянка. Когда-то лесник Антоныч, к котормоу я сейчас кстати и направлялся, вдрызг пьяный отмахивался топором от камаров и вырубил десять гектаров леса...Короче его хижина была за моей спиной в километре. КАк я её мог пропустить? Или козёл лесник нажравшись выключил свет и лёг спать или его вместе с домом сожрали энты. Первое было очень даже вероятно-я мог запросто в такой-то тьмище пройти мимо, ну а на счёт второго...лесник приноровился под новый год торговать ёлочками, вырубая самые красивые. Лес вполне мог отомстить. Немного постояв, я скомандовал себе "Круу-гом" и уже было развернулся, когда передо мной появились огоньки. Ага-те самые, которые заставляют путников идти на них и заманивают в непроходимые чащобы и топи. Я вспомнил рассказ Гоги о том, как он пошёл в лес за опятами и когда возвращался назад его выловили огоньки, отобрали лукошко и напихали полные карманы мухоморов. Поэтому я дёрнул. Но не на огоньки, а от них, ловко огибая пни, благо луна немного подсвечивала. Если огоньки и растерялись моему такому неординарному поведению, то не на долго. Они понеслись за мной со скоростью хорошей самодвижущейся телеги и, когда я уже думал что это что-то типа шаровой молнии и надо остановиться, провалиилсь под землю. То есть исчезли. Я отдышался и двинулся под прикрытие деревьев, раздумывая с какой стороны обойти поляну, чтобы добратсья до лачуги лесника. Ну ещё бы-я от своих планов отказываться не собирался.
Однако бодрствующий господь, поднявшийся среди ночи выкурить очередную папиросину, решил не давать мне расслабляться, кратковременно увлёкшись этой игрой. Из ельника послышался хруст в перемешку с руганью и суматохой борьбы. Маленькие ёлки раскачивались в разные стороны, словно ещё одни участники чьего-то противостояния.
"Антоныч"-почему-то сразу подумал я, в торопях доставая булаву. В ельнике заревело и мне навстречу выкатилось два чёрных тела. Они сплелись в клубке часто остыпая друг друга ударами. Одна из сторон рычала, другая надсадно ругалась. Я подождал пока что-то похожее на человеческую речь стало слышно снизу и ударил булавой по тому, кто возился сверху. Нечеловеческий вопль оглушил меня и я сделал шаг назад, одновременно чиркая зажигалкой,-луна скотина как на зло пошла кимарить за чёрные облака. Слева лежал лохматый, оборотень, забывший как обратиться назад в человека. Это ему я раздробил позвоночник, а вот справа, полусидя, прикрылся окровавленной ладонью леший.
Вот так твою мать...
Леший перебивает кулаком молодое дерево, кстати шею лохматому он свернул после моего удара. Он был в крови, но я бы не поручился на все сто за свою победу, если бы он на меня сейчас напал.
-Спокойно человек...без резких движений...-леший сморщившись чуть приподнялся...-у меня жилище недалеко.
-И приглашаешь меня своим гостем?
-Чего? Ну да-гостем, гостем, что за херня.
-И обещаешь что не причинишь мне вреда?-я был не преклонен.
-Обещаю. Даже если хочешь клянусь лесной родительницей.
-Ну хорошо,-я заглянул в жёлтые глаза, горящие словно свечки и убрал булаву.
-Обопрись на плечо...
-Стоп. Вот моя берлога,-леший отпустил мою руку и дохромал до какого-то камня, прикрытого молодыми ёлочками. В камне оказалась дверь, которую я бы точно с двух метров не заметил.
-Ничего себе.-я зашёл в жилище даже не пригибаясь, высота двери позволяла. Внутри были две землянве кровати, земляной стол, землянной подоконник и земляной сервант. Леший зажёг ещё несколько свечей и я увидел пару нормальных стульев и умывальник.
-Ну вот...леший махнул закорузлой рукой,-располагайся.
В берлоге было очень сыро, и я вдруг забеспокоился о своём здоровье.
-У тебя огонь какой здесь разводится?
-Камин,-Леший кивнул на какую-то заразу, выпиравшую из стены.,-но не желательно-лохматые. А мот по двести пятьдесят граммулек?
Я старался не пить без лишней надобности и покачал головой. Леший распахнул железные двери в стене. Там лежали уже заготовленные дровишки.
-Не угорим?-поинтересовался я, подсаживаясь к камину с табуретом.
-Дымоход есть. Какой-то гном делал, думаю надёжно....Ладно,пойду по лесу пройдусь, подлечусь, если спать захочешь-любую кровать выбирай.
-Дождусь,-пообещал я.
Подсушивая сырые сапоги, направив их дулами на огонь, я думал о странном торговце, о Ларисе с Егорычем и немного о Гоге с Ярославом и пытался понять какие чувства испытываю от того, что врятли их ещё когда-либо увижу.
-Ты мне весь недельный запас топлива спалишь! На отбой солдат!-леший возник незаметно за моей спиной. На его коряво-морщинистом лице блуждала улыбка.
-Угу...я начал накидывать на своё ложе все мягкие вещи, какие были, не спать же на сырой земле.
Уснуть правда лёжа пластом не удавалось. На горло словно кто-то сапогом давил и я принял сидячее положение. Постепенно сон сморил меня. В моём сонном бреду ко мне приходил мальчик-дыня и плевался.
Я прсонулся от того что замёрз и подорвался к камину. Растопив, я понял-дым совершенно не хочет выходить из гномьей трубы. Я вытащил их из камина и залил травяным чайком, который пол нчои гонял леший. Он уже открыв глаза смотрел на меня. Я вытащил из-под одеяла свою булаву и кивнул на дверь. Леший начал подниматься, когда дверь крякнув от жёсткого удара, слетела с верхней петли и распахнулась во внутрь. Сбив верхнюю раму головой, в наше убежище ворвался лохматый. Я уже сместился к левой стороне от прохода и он меня на первых парах не заметил. Чем я и воспользовался, раздробив ему плечо. До морды я не доставал. Зверь заревел и повернул пасть ко мне. Рука у меня как-то онемела, тело зверя было словно из прорезиненой стали. Выручил леший, бросив одну за другой в морду лохматого две табуретки. Они были запущены с такой силой, что разбились о лоб лохматого. Кровь залила глаза и он заревел ещё сильнее. Я сделал два шага назад, чтобы он не достал меня своей здоровой лапой, но несколько поспешных и, оступившись раздавил задницей подоконник, влетев плечами в окно-картину, на котором светловолосая девочка демонстрировала гномам свою вялую грудь. Леший поднырнул под лапу лохматого и всадил ему в грудьт широкий нож, провернув. Оборотень с воплем повалился на стол, приминая его к полу. Я выругался. Леший навалился на бок оборотня, пытаясь перевернуть его, чтобы добраться до ножа. Я подсобил. Леший, держа нож на готове, высунулся в проход. Я выглянул из-за его головы. Деревья кругом уже в бледном свете рассвета.

Часть 3

-Ещё двое в засаде,-обрадовал он меня, оглянувшись через плечо. Я поморщился.
-Что предложишь?
-Ну что...выходим и убиваем их. Я мамочку, ты сыночка.
-Целая семья.
-Ага и какого дьявола они ко мне приколебались.
Они выбежали почти одновременно. Мелкий был примерно мне по грудь. Он решил атаковать сходу и я хладнокровно разбил ему череп, упав правда, сбитый его разогнавшейся массой. Лешему так не повезло. Мамуля-оборотень кружила вокруг него на трёх лапах, выставив четвёртую вперёд. Леший заметил, что я справился и начал поворачиватсья так, чтобы лохматый оказался ко мне спиной. Я выбрался из-под воняющей собачатиной туши и вытянув руку угостил оборотня по шее. Противно хряснул позвонок, но лохматый не повернулся ко мне. Прыгнул на лешего. Тот не уклоняясь, встретил его мужественно, успев даже полоснуть оборотня по морде, метя в глаза. Через пол секунды они покатились по земле, выдавливая редкую траву, пробивавшуюся сквозь слой хвои. Леший был всё-таки силён. Очень силён. Он отбрасывал лапы зверя, бил кулаком по носу и губам лохматого. Вдруг леший, извернувшись оказался чуть наверху и вонзил свои стальные пальцы лохматому в глаза. Оборотень разорвал лешему бок, но видимо давала о себе знать тяжёлая рана, нанесённая мной...
Голова лешего разлетелась, брызнув мозгом. Я отодрал ухо, нанизавшееся на одну из игл моей булавы. Оно едва ощутимо подрагивало,пытаясь услышать последние звуки окружающего мира. Оборотень зашевелился и получил контрольный. Я вернулся в жилише лешего и подошёл к серванту. Там лежал нательный крестик Антоныча. Иисус там был размером с мою ладонь, такого ни у кого не было. Я наскоро собрался и пошёл в ту сторону, откуда мы с лешим пришли, через метров семьсот встретил ручеёк и положил на дно оставшуюся память от Антоныча.
Через пару часов я вышел к церкви. Нет, если бы чаще посещал занятия по эльфийскому ориентированию-вышел бы раньше. Да и не к церкви. Однако я совсем не ожидал встретить тут солдат. Почти все с арбалетами они стояли за повозками. Я напрягся, просчитывая все варианты контакта со своими, но сворачивать было поздно, меня скорее всего заметили. пару рыл были знакомыми.
-Эй Толик, что случилось?
-Где остальные? Где Скайфер?-вопросом на вопрос ответил сержант.
-Да сейчас подойдут, я первый,-ответил я,-введи в курс дела.
-Демоны захватили церковь, запах скверны доносится и сюда!
Я про себя покачал головой, слыша только запах дешёвой водки со стороны Толика.
К нам подбежал один из арбалетчиков.
-Мы заблокировали выход
Мы с Толиком посмотрели на телегу с какими-то тряпками, уже разгорающуюся у высоких створчатых дверей с выгравированным циклопом, держащим крест.
-Идиот! А как ты теперь туда войдёшь? Дева Чиполино с кем я имею дело!-кровь прилила ко лбу сержанта...-Да возьмите на прицел окна мать вашу!
-Толя, а там кто-демон?-тупо спросил я.
Он посмотрел на меня так, буд-то я был самым гадким демоном и не ответил. Намечалось довольно интересное зрелище. Постоять, посмотреть как будут атаковать, поглазетьна инквизиторов, на скайфера этого. Но мне надо было сбегать. И я обязательно ушёл бы, если бы не увидел пацана. Толстого пацана с рынка, пускающего кораблики в сточном ручье, вытекающем из-под церкви.
Фрегат как раз обогнал яхту и Пашка уже не сомневался, что он выиграет регату, когда он ушёл на дно под тяжестью сапога.
-Здарвоа пацан!-я тщательно размазывал кораблик по дну, сопроитвляясь желанию немедленно вытащить ногу из этой вонючей воды.
-Фрегат!-воскликнул пацан и засунул обе руки по локоть в клоаку, пытаясь приподнять мой каблук.
-Отвали урод!-я хсватил его за шиворот и отбросил на спину,-у отца был?
-Да!
-Врёшь. В церковь есть запасной вход?Чёрный ход?
-Да...
-Ну так показывай, Разлёгся как...зефир.
Сравнение получилось спонтанным, но на удивление точным, если проявить некоторую фантазию, глядя на этого рыхлого подростка со щеками хомяка. Яхта и остатки фрегата, ощутив свободу, унеслись по течению.
Мы обошли здание с другой стороны. Малой показал на маленькое крылечко и сереьнькую дверь под хлипким навесом. Я удивился, не увидев здесь подчинённых Толика. От своей привычки переоценивтаь людей я отделаться не мог, а может оно и к лучшему.
-Ну беги к папочке малыш!-почти по доброму сказал я. Если у входа сидит какой-нибудь демон, т оя сейчас же узнаю об этом. Я усмехнулся. Однако прошла одна, две, пять минут и не происходило ничего...
Первым делом, зайдя во внутрь, я закрыл за собой дверь на засов. На всякий случай. Здесь была какая-то прачка. Корзины с грязным шмотьём, куски мыла и вскрытые коробки стирального порошка. Я поднялся по лестнице и оказался в коридоре, по бокам которого были открытые и закрытые двери. За октрытыми кто-то возился, за закрытыми кто-то ревел. Шагая по коридору, я заглянул в одну и увидел демона, примерно моего роста, перочинным ножиком вскрывающего подушки. Я прошёл дальше. И всё-таки за мной что-то увязалось. Я спиной почувствовал угрозу. Иисусе это была трёхголовая собака. Причём две головы росло у неё спереди, а третя торчала из спины и, пытаясь рассмотреть меня, закатывала глаза и выворачивала коротенькую шею.Я бы это рахитическое существо уделал бы одним ударом, хоть оно и имело весьма грозный вид. Но во-первыхнечего было поднимать лишний шум, а во-вторых не нападай на демона и возможно он не нападёт на тебя.
-Нападёшь со спины-расчленю,-предупредил я собаку. Она держалась следом, но на почтительном расстоянии. Коридоры казались пустынными, небольшие комнаты были похожи на застенки в боевом замке. Голые стены стол и стулья. Всё было ободрано и оборвано. И наверняка снесено в главный зал, который я кажется не там ищу. Я вернулся на то место, где вошёл.
-Назад,-сказал я собаке, таращившейся на меня своими жуткими мордами. Она зарычала.
-Назад тварь!-рявнкул я, дсотавая булаву. Собака попятилась. Я дошёл до двери, за которой в прошлый раз слышался плачь монашки и чьё-то тяжёлое сопение и я побоялся туда заглядывать. Я заставил собаку отступить ещё на пару метров и резво проскользнул за дверь, закрыв её за собой. Всё лавки были сдвинуты к стенам. Повсюду суетились демоны. Много. До сорока. Они паковали церковное добро по мешкам и собирались его видимо вывезти. Я пошёл прямо к папе, стоявшем рядом с демоном, полностью зашитом в броню, только ноги с копытами были без сапогов.
-А что, церковь переезжает?-поинтересовался я у батюшки. Я его знавал. Пятилетие папства наложило на когда-то очень спортивного парня свою жирную печать. Он растолстел, хотя наверняка всё ещё пытался качать пресс по утрам, рах эдак по десять. А ведь раньше мы с ним вместе занимались спортом-ходили гуськом и задерживали дыхание под водой.
И тут меня заметили наверное одновременно все демоны в зале.
-Спокойно свои,-выставил ладонь папа, буд-то бы отгоняя муху.
-Фонк ко мне!-рявкнул тип в броне и к нам метнулся громадный демон, вместо левой руки у которого извивалась тослтенная змея. Гадина, изогнувшись, раскрыла рот в двух ладонях от моего лица.
Я нахмурился и чуть отвернул голову,-гадюку убери.
Терпеть не могу, когда перед моим лицом, а в особенности перед глазами мелькают иголки, ножи, пики. Я мысленно добавил в этот список змей.
-Кто ты?! Откуда?! Как попал сюда!?-снова рыкнул демон в доспехах, голосом, как через трубу изнутри которой бьётся молот. Я выругался, дебил этот демон что-ли.
-Господин Ординатор это свои!-повторил папа
-Гадюку уберите.
-Откуда ты взялся здесь?!
-Да это свой, свой!
-Напроитв окон не стойте.
-Кто это?
-Напротив оконо не...
Звон разбитых стёкол немного заглушил предсмертные стоны убитых, ругань раненых и звуки падающих тел.
Здорово, что я в этом гаме услышал щелчки подготавливаемых к бою арбалетов и оказался за колонной.. Демон со змеёй получил получил сразу три болта в брюхо, змея надсадно тужась, пыталась тащить тело. Мой каблук нежно опустился на её треугольную голову. Говорил же...гадюку убери.
-Что там такое?-зарычал Ординатор
-Солдаты, много солдат.
-Кстати-я ординатор.
-Я догадался,-я улыбнулся.
Говорил же-он свой,-вставил папа.
-Заткнись Антон, раньше надо было предупреждать,-беззапеляционно заявил демон,- что предлагаешь делать?
Этот вопрос уже ко мне.
-Что это я вам должен предлагать, это у вас хватило ума захватить церковь средь бела дня, значит у вас есть план.
-Это я проверял тебя, если бы ты сказал нам, чтобы мы сдавались-линчевал бы как шпиона. Верно-мы уйдём через подземный ход.
Через разбитое окно в зал влетела коробочка в форме книги и, упав, раскрылась.
-Что это?-снова спросил демон
-Это икона,-ответил я
-Что за икона? Так-взять и выкинуть её назад,-распорядился он.
-Это не простая икона!
Вспышка синего света убила четверых кинувшихся к ней демонов.
-В следующий раз до конца дослушивай,-посоветовал я ему.
-Демоны Уориса, да эти люди совсем нас за людей не считают!-возмутился Ординатор.
Я почувствовал, как мою шею лизнул сквознячок. Буд-то кто-то октрыл и закрыл дверь. Но это было не осязаемо, сквознячок был скорее интуитивный. Пока я сомневался, глядя на окна, в зал ворвался Скайфер, смерч из лезвий. Я отступил за шторой на месте выдранной статуи святой учительницы. Лучше было не связываться, а то хлопотное это дело, собирать свои собственные кишки. А так можно сойти за пленного. В зале с пол минуты происходило что-то ужасное. Женский вопль: божачки, мужчину убила!-заставил меня выгнлянуть.
Жена Антона, переедавшая видимо мужа во всех дисциплинах, стояла над Скайфером. К трупам в зале добавилась нашинковка из частей тел примерно пяти демонов.
-Мать чем это ты его?-я вышел из своего укрытия и подошёл к мужичку, на предплечье которого красовалась татуировка "Скифе". Он был совершенно обычного телосложения. Я подумал, что без волшебных инъекций он не обходится. Я присел на корточки и начал его обыскивать.
-Распять его!-рявкнул Ординатор. Я замотал головой, разглядывая иглу и ещё шесть полных ампул из одиннадцати.
-Я свяжу его, так что не развязался, не надо лишний раз нервировать инквизицию.
-Я кувшином его подонка, тварь католическую!-щёки благоверной Антона зарделись.
"Интересно, к какой церкви ты отнесёшь демонов, дура"-подумал я, скручивая скайферу руки.
-Гордиев узел?-блеснул эрудицией Ординатор.
-Нет, петля Якушева, я закончил и сунул ампулы в сумку. Это однако не укрылось от глаз Ординатора,-что ты там спрятал?
-да так...снадобье целебное.
Я хмыкнул. Нечего этим монстрам знать о наших маленьких секретах. Сами вон какие, небось дрючат тренажёры целыми днями, питание пятиразовое, витамины...
-Надо бы уходить...-сказал я, опасаясь очередной выходки Толика и компании.
-Выдвигаемся!-скомандовал Ординатор и глянул на меня,-ты с нами?
Всё таки спросил, я кивнул.
-Тоха, где пацан твой?-я повернулся к папе. Он пожал плечами. Я тяжело вздохнул и грохнул Ординатора по плечу,-у меня просьба, пошли одного бойца отыскать мальчишку, пухлого такого.
-Не вопрос,-Ординатор кивнул и на своём языке проревел что-то демону, похожему на акулу, отрастившую ноги и руки.
Мы один за одним спустились в складскую, где на стеллажах покоились тысячи свечей и и где явственно слышался писк, сгрызающих фитильки, мышей. Первым шёл Антон, потом Ординатор, дальше я с женой Антона, замыкали уцелевшие семь демонов, тащивших на спинах добычу. В мешке у одного что-то дёргалось и приглушённо рыдало.
-Что там у тебя?-спросил я у твари с головой воробья, правда пятиглазого воробья.
-РРВРВРВР!-ответил он.
-Давай нормально отвечай.
-Бабабабабаааа!
-Баба?
-ДДдыыыааааа!
Я нахмурился. Нас догнала акула и махнув мне рукой с плавником, потрясла пацаном. На парне не было лица, да ещё от него исходил едва слышимый запах дерьма. Он наверняка обделался, когда его нашёл демон.
Мы уже шли по узкому проходу, наверное под землёй, однако проход был ухожен, было чисто, светло, им явно пользовались не раз в сто лет. Не знаю сколкьо мы шли, я не засёк, но скоро незаметно оказались над землёй у полянки, окружённой валунами в человеческий рост. Ко мне подошёл Ординатор.
-Возьми,-он протянул компас,-веди отряд строго по стрелке, я догоню, мне здесь надо...он защёлкал пальцами, пытаясь подобрать слово.
-Подоготовить сюрприз?
-Да да! Суррр-призз!-демон громко засмеялся.
Я махнул рукой отряду. Как так оказалось что мне доверили всех вести вперёд...неужели моя личина настолько черства и поражена скверной, что мне доверяют демоны...
-Быстрее, чего стали!-рявкнул я, ускоряя шаг. Акула всё так же тянул под мышкой мелкого, Антон поддерживал за локоть свою супругу, остальные шли бодрым шагом, как ни в чём не бывало.
-Стань замыкающим!-приказал я воробью.
Он не посмел ослушаться и переместился в хвост колонны, со своей ношей. Через километр нас догнал Ординатор.
-Нормальный ход набрали, впрочем мы уже почти на месте,-он протянул лапу и я вложил туда компас.
Я дёрнулся вперёд,однако он придержал меня за плечо, остановив.
Сзади все замерли, я тоже. Чёртов лес, ни фига в нём не вижу.
-Впереди бой был...Соблюдать осторожность,-тихо сказал Ординатор, потянув топор из-за спины. Своим он прорычал что-то и они остались на месте. Мы вдвоём пошли вперёд.
Через сто метров стали попадаться трупы. Не людские. Я обошёл изрезанного минотавра, четверых клыкастых гоблинов и двух ушастых пацанов в зелёных одеждах. Дальше я увидел целое поле усеянное телами. Под ними не было видно земли.
-Это караван чёрных страж!-крикнул мне стоявший где-то в центре этого мессива Ординатор.
Похоже на то. Чёрные, тёмные эльфы, раз в год или около того вели свои караваны по поверхности земли. У них было много диковинных вещей. Хорошая добыча, но охрана каравана не многим по зубам. Запросто можно было и по соплям получить. Однако похоже в этот раз по соплям получили эльфы. Каждый эльф убил по десятку гоблинов, но их это не спасло. Возникал интересный вопрос-как гоблины в таком количестве просачились на территорию короля Витузилы. Я знавал его лично и был уверен, что такого бы он не допустил. Я наступил на кого-то, не наступить было невозможно. Слабо застонали. Я вздрогнул и замахнулся булавой. Это была фурия, воительница тёмных, самое смертоносное оружие этой нации.В чёрных высоких сапогах, кольцеобразных доспехах, закрывающих тело, она казалась больше себя самой в полтора раза. Бордовые волосы смешались с окровавленной листвой, хмурое лицо с закрытыми глазами казалось даже красивым, если бы на нём не было написано лютой злобы. Её глаза на миг открылись, налитые кровью, всего лишь на миг,прежде чем закатится, но я бы не хотел заглянуть в них снова. С такой силой не могли ненавидеть даже сотня людей. Грудь её всё ещё вздымалась, едва едва приподнимая не сковывающий тела доспех.
-Ординатор!-крикнул я.
Демон обернулся.
-У тебя есть аптечка? Здесь живые!
Он подошёл ко мне и посмотрел на фурию.
-Ты собираешься взять её с собой и вылечить?-он хмыкнул
-Нет,-просто оставить ей шанс к жизни.
-Зачем?-спросил он, отстёгивая от пояса какую-то коробочку.
-Не знаю, может быть потому, что я с ней ещё не знаком, не знаю какая она дрянь...
Ординатор кивнул,-вот, это её поставит на ноги, можно даже сейчас раскрыть ей рот и всыпать этого порошка.
-Нет, это уже как судьба распорядтися,-я положил коробочку воительнице на грудь.
-Страж, я там меч насмотрел, наверное предводителя отряда, хорошее оружие, отличное, подарить тебе?-сказал демон, когда мы возвращались назад.
-Подарить чужое оружие? Нет благодарю...Я не стал говорить что сейчас смертельно боюсь проклятий и тайком коснулся шеи.
-Вы не с нами?-счёл своим долгом спросить Ординатор, стоя на пороге бурлящего багрово-кровавого портала.
Антон с супругой покачали головой, пацан тупо молчал, я улыбнулся,-мы не самоубийцы.
Ординатор хохотнул,-ну тогда счастливо страж, что-то мне предчувствие какое-то, мы ещё свидимся!
-Я надеюсь, что нет!-честно сказал я.
Демон исчез в портале, а его хохот всё ещё был слышен. За ним пошли гуськом оставшиеся от его отряда воины. Последним шёл воробей. Его голова превратилась в лепёшку, а я подумал, что сегодня слишком много ударов в спину. Портал ещё вибрировал, но я знал что демоны не рискнут возвращаться. Я пнул мешок. Там завозились.
-Антон открой пожалуйста,-попросил я папу, не зная что оттуда может выскочить.
Священник вскрыл мешок ножиком и мы увидели чернявкую девку с испуганными глазами.
-Лидка!-всплеснула руками жена Антона.
Девка заревела, уткнувшись лицом в грудь папы.
С той стороны, откуда мы вышли из подземного хода вверх взметнулось что-то чёрное, и леденящий крик отозвался в ушах.
Сработала ловушка, без сомнения, сомнение вызывало-всех ли она уничтожила. Я посмотрел на своих спутников. Старый знакомый, молодая и старая женщины и маленький обосрыш. Здорово.