allah17 (allah17) wrote,
allah17
allah17

Category:

С утра пьют только лица свободных профессий



Засосало меня в очередной раз на погрузку макулатуры. Лёша с главным инженером скрылись в подъезде, а мы стоим и ждём, пока позовут, не проявляя никакой инициативы, как и все нормальные работники ЖЭСов. Я что-то в очередной раз размечтался о своём, глядя на небо и не сразу сообразил, что крики, доносящиеся со второго этажа, раздаются не из телевизора, показывающего техасскую резню бензопилой. Понять это мне помог наш участковый, бодрой походкой забежавший на крыльцо и поинтересовавшися у меня-на каком этаже мы собираемся загружать эту самую макулатуру. Ругая себя последнми словами я пошёл с ним, уже поняв, что пропустил если не всё самое интересное, то половину точно. Миллиционер непринуждённо оттеснил от лифта двух дородных женщин и мы поехали вне очереди. Выйдя на нужном этаже, увидели Лёшу, главного инженера, усатого мужика в майке и часть национальной библиотеки. Книги и газеты стояли ровными рядами, возвышаясь почти до потолка и грозя обвалиться на любопытного читателя. Они занимали половину тамбура, а тамбур в этом доме, надо сказать, был не простой, а общий шестиквартирный. Усатый мужик походил на библиотекаря, уволенного за коллекционирование красивых картинок, которые он тайком вырезал из редких энциклопедий. Не смог жить без книг и воссоздал маленькую библиотеку на общей, с соседями , территории. Он пытался вытолкнуть из тамбура начальника, но Лёша, не делая резких движений руками, просто продавливал мужика обратно одной комплекцией.
-Не имеете правааа!-взвыл мужик.
Правда, в вопле его, да и во взгляде, как у загнанного свинопотама, уже виделась обречённость. Я понял, что макулатура, которую мы собираемся грузить и есть вот эти вот книги, газеты и журналы.
Пока участковый оценивал обстановку, я, стоя за спиной, разглядывал большую одинокую звезду на его погоне. Это майорская что ли? А разве участковым дают такие высокие звание? Просто, если верить Костылю, работающему следователем-в участковых состоят самые ленивые и распиздяйские личности из всех правоохранительных органов. Сбоку дубинка, а на жопе кобура с пистолетом. Интересно, а он заряжен? А он им когда-нибудь пользовался или хотя бы просто доставал?..
-Я не понимаю, почему Вы возмущаетесь?-спросил Лёша, -вам два месяца дали, чтобы убрать всё это. Дважды уведомления присылали.
-Скоро выборы! Вам это всё так не пройдёт!-заявил усатый.
-Вы уведомления получали?-уточнил участковый
-Только одно,-ответил мужик, явно соврав. В каждом из людей таится уменьшитель вины. Уменьшитель вины всякую провинность делит надвое.
-Почему не выполнили требование?-продолжал добивать мужика участковый, не используя даже дубинку на поясе.
-Я уберу!-снова соврал мужик
Я вдруг подумал, что если бы я был участковым и у нас был не такой демократичный мир, то я, зайдя в тамбур, вытащил бы пистолет и, дважды выстрелив в потолок, проорал: Чтоб сегодня до вечера книги в квартиру занёс су-каааа!
На меня бы конечно обиделись, но книги убрали точно, явно не догадываясь, что таким образом я спасал коллекцию. Однако, сейчас хорошим тоном и успешной службой считалось просто проносить пистолет в кобуре до пенсии и предпринимать любые действия было себе дороже. Я вспомнил, как рассказывали, что какой-то мент выстрелил в воздух и потом два года писал объяснительные-зачем это было сделано). Я даже думаю, что если бы я служил в милиции, то не рискнул бы стрелять, даже под угрозой собственной жизни-потом не отпишешься.
А так-что поделаешь.
-Всё, выносим!-скомандовал Лёша и мы стали складывать стопки перевязанных книг в лифт.
-Валерьевич, я тебе нужен ещё?-поинтересовался участковый,-а то у меня дел полно.
Лёша махнул головой и участковый уехал вниз на соседнем, не занятом литературой, лифте.
Как только представитель власти скрылся, усатый предпринял новую попытку вытолкнуть Лёшу за пределы тамбура.
-Опять начинаете?-строго спросил Лёша,-мне снова участкового вызвать?
Лёша даже спрятал руки за спину. Я подозревал для того, чтобы усатый не бросился на пудовый кулак бровью в попытке спровоцировать драку и не побежал снимать побои.
Складывая книги в лифте, я думал, что современный мир-это мир бумажных войн. Сейчас побеждает не тот у которого толще мускулы или больше патронов в магазине, а наиболее хитрый и пробивной, смекалкой и умом, могущий составить текст на бумаге так, дабы максимально воздействовать на окружающих. Бумага в современном мире поднимает огромные силы. Вот даже сейчас жалоба какого-то долбаёба на захламленный тамбур принудила начальника ЖЭСа, главного инженера, четверых плотников, одного сварщика и одного электрика потратить полтора часа послеобеденного времени.
То есть какая-то сука, которой вдруг стало тесно в тамбуре, хотя книги стояли у стены, оставляя ровно половину прохода, посидевшая на стуле десять минут и составившая письмо, заставила затратить тысячи килокалорий семерых здоровых мужиков. Что-то в этом было не правильно...)
Ну естественно это была не наша личная инициатива-убирать книги. ЖЭС вообще организация неспешная и если мы пришли в гости к усатому, то значит Лёшу завалили бумагами по шею и нажаловались кому-то выше. Даже после этого начальник пытался решить вопрос мирно, не затрачивая рабочую силу. Он заезжал в гости к усатому и просил его убрать книги из тамбура. Лёша даже пустил в противовес антибумагу уведомление, предписывавшую освободить тамбур в течении месяца, но первая бумага оказалась выше уровнем и с прокачанным скилом проходимости.
-Вам это так не пройдёт, я буду жаловаться прокурору!-заявил усатый
-Пожалуйста,-дал добро Лёша, которому, я был больше чем уверен, такие слова жильцы говорили по десять раз на дню.
Все книги и газеты были завёрнуты в тёмные пакеты и аккуратно перевязаны, так что прочесть или хотя бы краем глаза увидеть о чём они-не представлялось никакой возможности.
Мужик ходил вокруг нас, как шмель, влюбившийся в пчелу, улей которой был распижьжен хулиганами, а сама она умерла.
-Да будьте вы людьмиии!!-снова взвыл он.
"Я просила комиссара- гнедого не брать, ведь детей у меня мал мала..."-вспомнил я строчку песни и представил себя одним из них, раскулачивающим зажиточного крестьянина.
Сам мужик отвращения не вызывал, хотя и жалости тоже. За два месяца можно было убрать книги, если они действительно представляли какую-то ценность. И если бы мне были дороги книги,я бы никогда не вынес их из квартиры, опасаясь что наркоманы зайдут в тамбур и наделают из них самокруток.
Мужик ещё что-то угрожал про то, что завтра мы всё привезём назад, и что не дай бог мы сдадим их сами и разделим деньги, и если хоть одна пропадёт, то... в общем какую-то чушь. Но опять в его словах не было вызова, а только горе.
Книги уехали на лифте вниз и мы стали их бросать в трактор. Я поднял взгляд и увидел усатого. Он стоял на балконе, держась руками за перила и смотрел на нас взглядом отца, сыновей которого забирают в ссылку в Сибирь. Книги готовились ехать на свалку и поднимать интеллектуальный уровень местных бродяг.
Или стоп, бумага же не на свалку отвозится? В общем он видел их в последний раз, это я знал точно.
-Говорит, у него коллекционные издания,-проговорил Лёша, разворачивая один из свёртков,-газета "Минск на ладонях"!! ( бесплатная газета, насильно запихиваемая в нашей стране в почтовые ящики непонятно, между прочим, с какой целью) Ахуенно коллекционное издание!
Последнюю пачку книг я залихватски зашвырнул в кузов и это была окончательная победа варварства.
Кстати, в будущем, когда цивилизацию постигнет крах, вполне возможно группы варваров поселятся в зданиях ЖЭСов и будут ходить по квартирам, выбивать двери и сжигать всю найденную литературу, размахивая трубами, коленоотводами и разводными ключами. На некотоых из них будут разорванные, грязные зеленовато-оранжевые спецовки.
Трактор затарахтел и начал выруливать со двора. Мужик всё также стоял на балконе, глядя в кузов с книгами.
---------------------------------------------------------------------------
Повар спился, но это никак не могло ему помешать выполнить задачу, поствленную Лёшей-заштробить стену и спрятать где-то кабель. Где-то там, где уже не осталось электриков. Но повару помешало другое-кто-то умер из родственников и он уехал на пару дней.
Когда я об этом узнал, то сразу заподозрил недоброе.
Вот кто пойдёт делать какую-то левую работу за бесплатно, хоть и по просьбе начальника, в отсутствие повара?
Бригадира нельзя заставить-он в этих вопросах очень принципиален и его к чему-нибудь можно принудить, только после двухнедельного запоя. Правда, в запой этот он впадает редко-раз в месяца три, четыре и брать его надо тёплым-в первую неделю, пока сильно чувство вины. Таксист конечно же отмажется и сошлётся на важные дела, а дедушка-он и есть дедушка. Остаётся только дядя Рома, да Вадим Сергеевич.
И я неслабо удивился, когда предложения поработать вместо повара не последовало и весело запрыгал по лестнице вниз, собираясь ломануться домой, благо, отсутствие заявок это позволяло сделать незамедлительно. На последней ступеньке зазвонил телефон и я мысленно поднял руки вверх.
-Вадим, поможешь Роману?-спросил Лёша.
Вот, чем я ещё люблю работу в таких нищих организациях, так это за вот такое обращение со стороны вышестоящего руководства. Такое неприказное обращение, между прочим, защищает начальника от естественного мысленного ответа: "да чтобы ты сдох сука, я твою работу на хую вертел, тварь" и отправкой кучи негативной энергии.
-Помогу,-конечно же отозвался я.
На такую просьбу просто невозможно ответить отказом без уважительных причин.
Дядя Рома уже снаряжал чемодан с перфоратором не зная, что Лёша позаботился и о нём тоже, отрядив меня в помощники.
Мы загрузились в Лёшину машину и поехали в ЖЭС, находящийся в районе, где проживал пока вам не известный Георгий Андреевич.
-Жена в этом году решила огурцы закатывать!-сообщил Лёша, (бывший в не официальной обстановке нормальным человеком, без дебильных выебонов, типа: Почему нет на планёрке? Составляйте акт об отсутствии на работе!) и добавил,-правда на седьмой банке энтузиазм закончился. Теперь вот надо матери отвезти закаточную машинку.
Лёше тоже было особо не до работы. Разговор с ним поддерживал дядя Рома, а я, как обычно молчал, как всегда в тех случаях, когда есть кто-то, кто разгоняет повисший призрак молчания.
Очень скоро мы приехали и остановились возле опорного пункта милиции, совмещённого со зданием ЖЭСа, только это была не просто обычная комната, как у нас, а настоящая крепость.
-Сейчас на в обезьянник посадят,-пошутил дядя Рома
-Так там кабель и надо ложить,-улыбнулся Лёша, до этого придерживая эту секретную информацию.
Видя лёгкое удивление на морщинистом лице дяди Ромы, я рассмеялся.
Вышли менты и первая железная дверь открылась откуда-то с пульта, за ней последовала ещё одна и ещё, а потом нас попросили подождать, пока из камеры выведут сидевших там бедолаг. Я вдруг проникся состоянием дежавю. Когда-то мысленно я, пару лет назад, размышлял-как буду работать электриком в какой-нибудь тюрьме и довольно наглядно представлял себе эти картины. Это уже не первая вещь, которая сбывается в некоторой извращённой форме и пока дверь в камеру открывалась, я решил про себя, что никогда, никогда, никогда в жизни не буду думать о плохих вещах. Мысль, по крайней мере моя-материальна. Сегодня я в этом убедился окончательно. Другой вопрос, что размышлять и фантазировать о хороших вещах-не интересно. В жизни нужен экшен и драма, как ни крути.
Из камеры наружу вывели двух падших женщин, попавших сюда не по причине блядства, а, если судить по их лицам, по причине знакомства с зелёным змием. Одну из них, приземистую, с красным носом, я сходу окрестил гномихой-алкоголицей, а вторую просто Дездемоной. В камере, где они сидели, стояло на бетонном полу две лавки, а на стене висел фонарь, кабель к которому полусвисал по стене. Его-то нам и предписывалось запрятать в стену. И он был длиной не метр, как говорилось Лёшей (в котором тоже жил уменьшитель, подрабатывавший, кроме уменьшения вины, ещё и уменьшением работы, которую требовалось сделать), а все пять. И толщиной в большой палец.
Но мы конечно не первый день жили в нашей стране, общались с населявшими её людьми и подготовились к любым неожиданностям. Кроме той, что провод вился под потолком и был в натянутом состоянии, а мы не взяли стремянку. Нам выдали какую-то стрёмную, если так можно было назвать стремянку, с которой до верхней части стены доставать приходилось, работая перформ на вытянутых руках, что автоматически означало много пота после первых минут работы. Дядя Рома начал первым, а я, стоя в клубах бетонной пыли мгновенно заполнившей камеру с сожалением думал о том, что зря я не позавтракал перед работой. Ну да-я давно уже обнаглел и просыпаюсь за десять минут до выхода, иду на планёрку, беру заявки, прихожу домой, кушаю и потом уже иду делать, если есть что.
Физические усилия, также как и умственные- выполнять без заправки было нельзя, причём я уже давно убедился, что мозг, когда работает, сжирает намного больше энергии за короткий промежуток, чем руки и ноги вместе взятые. А по скольку силой мысли стену разрушить мы не могли, недостаточно было опыта и вообще умения-как это делать, нам предстояло долбиться вручную, что являлось неплохим вариантом, если брать в расчёт экономию энергии.
После первого метра дядя Рома устал-это было видно и я, вздохнув, сделал ему знак слазить.
Сквозь треск рушащейся стены и дырканье сверла, я расслышал как кто-то молотит по двери в соседней камере. Ну, то есть в той камере, где мы работали-было ещё две железные двери, ведущие в другие камеры. Я заигнорировал и продолжал сверлить. На моих губах появилась пыльная улыбка-я представил себе новую японскую пытку: сверление перфоратором, после пару часов которой-заключённый сознаётся во всех мыслимых и не мыслимых грехах. В дверь продолжали яростно ломиться, я продолжал долбить. Дядя Рома конечно же был добрым человеком и, подойдя к ментам, сообщил об этом. Худой мент подошёл к двери и я тут же прекратил сверление, навострив уши и повернувшиь в ту сторону.
Вопреки моим представлениям о том, что сейчас в дверном проходе покажется типичный татуированный вор в законе и с наездом: Вы чё, суки, мусорила ебаные, совсем озверели внатуре бля??-в двери я увидел рыжего мужика с совершенно ахуевшим выражением на лице, бывшим явно последствием жёсткого бодуна и конечно же непонятным шумом из-за двери.
Интересно, что ему пришло в голову? Наступает конец света? Менты превратились в демонов ада? Здание атакуют бетонные галактические черви?
Спросонья в таком состоянии могло подуматься что угодно и я даже вспомнил рассказ Чечена о том, как он забухал и уснул под лавкой. По утру проснувшись он увидел над собой какую-то решётку, а на ней две сидящие жопы и ахуел от ужаса, не понимая где он и что это такое.
-Ну что ты хочешь?-грубо поинтересовался мент с выражением предельной брезгливости на лице.
-Меня тошнит,-пожаловался рыжий, прижимая к себе сумку.
За спиной рыжего я разглядел ещё одного мужика. Он спал на голом полу, свернувшись калачиком.
-Поздравляю блять,-ответил мент
Рыжий продолжал стоять на пороге.
-Ну и что мне сделать?-спросил мент, словно и так не понятно было, чего хотел рыжий-места, где можно блевануть без риска получить пиздюлин дубинкой. Ну да-а как должны отреагировать менты, застав заблёванную камеру?
-В туалет,-сказал рыжий
-Там занято,-ответил мент и закрыл дверь.
Заработал перфоратор.
Но мент оказался не таким злым, как вам показалось. Спустя какое-то время он вернулся за рыжим.
Гномиха-алкоголица и Дездемона сидели в большой застеклённой комнате почти рядом с выходом и могли спокойно навострить лыжи, но с нашей белорусской милицией лучше было не шутить и они вяло отбивались от усатого мужчика, приехавшего вместе с нами с кисточкой и шпателем.
Мужичок лез к ним с тупыми вопросами, даже читал какую-то мораль, а по их лицам было видно, что лучше бы он поднёс им стакан, после чего съебался с глаз долой куда подальше.
Мужичок пришёл и к нам с дядей Ромой знакомиться и интересоваться-глубоко ли мы разбили стену и хорошо ли спрятан кабель, а то ему сверху замазывать. Этот вопрос нам с дядей Ромой не понравился.
-Что это вообще за хуй?-поинтересовался я в одну из пауз уже не зная чем можно вытереть залитое потом лицо- любая часть тела была покрыта слоем пыли, клубившейся пургой в отсутствии любых окон. Поэтому я вытирал лицо пыльными руками.
Мне вообще ещё с завода понравилось это определение лиц мужского пола, которым активно пользовался наш бригадир Пётр Степанович: "Вадим там тебя какой-то хуй искал". "Ну так пойдём и скажем этому хую, что это делать не будем", "Прибежал некий хуй и начал ругаться".
Использовалось оно, понятное дело, в вариантах, когда человек чем-то не совсем устраивает.
-Это наверное наш маляр новый,-ответил дядя Рома,-недавно устроился и сразу сюда попал.
Перфоратор опять загудел. По неким нашим неписанным законам, когда я работал с дядей Ромой-то должен был разрушить стен вдвое больше чем он, а потом отдыхать. Дядя Рома в это время вмазывал кабеля гипсом и ставил розетки. Он же всё-таки уже старенький и ему два года до пенсии. Поэтому я добил ещё два метра на морально-волевых, когда мне уже начинало казаться, что я сейчас умру.
"Пиздецблянахуй"-проговорил я, выбив последний кусочек стены и мысленно зарёкся, что лучше буду закручивать лампочки и питаться хлебом с водой, чем вот так и в таком темпе работать весь день за бОльшие деньги.
-Мужики, дайте я бандита заберу,-мимо нас протиснулся второй мент.
-Чернов на выход!-гаркнул он.
Рыжий с готовностью подошёл к двери, всё также прижимая к себе сумку.
-Ну что, протрезвел трохи?-поинтересовался мент, скривившись в улыбке
Рыжий часто закивал головой.
-Ну, топай домой тогда ...эй, а почему босиком??
-А меня так привезли,-ответил рыжий, прошлёпав мимо нас к выходу.
Пока дядя Рома вмазывал кабель в его новый домик, проделанный нами, я тоже использовал уменьшитель, позвонив Лёше и сказав, что работа закончена, чтобы он быстрее ехал за нами и не ждать.
-Ну, хватит и так,-дядя Рома осмотрел свою работу,-остальное пусть маляр сам замазывает, скажем что гипс закончился.
Гипс, как и перфоратор, как и сверло и всё такое прочее-естественно принадлежал дяде Роме лично. В ЖЭСе такого просто нет и не было никогда. И не будет.
-А то их ещё учить надо как делать, что ли,-ворчал дядя Рома, сматывая удлиннитель, пока я сидел на одной из лавок и приходил в себя после такой ебанутой работы,-подъехали на бобике к стройке, выловили у бытовки пьяного маляра и привезли сюда. Всё замажет и зашпаклюет, как положено, чтобы только бумагу не писали.
Мы вышли на улицу. Лёша уже шёл нам навстречу.
-А вон видели, кто-то заначку оставил?-он улыбнулся и показал на дерево. Там , в одном из углублений, лежало две сигареты.

Tags: последний день лета
Subscribe

  • Шахматы это игра без возраста и пола!(С)

    Я открыл глаза, а на потолке, как в самом, по моему мнению, идиотском и одновременно знаменитом шахматном сериале вместо фигур были просто тёмные…

  • Начало шахматной истории часть 2

    В соседнем зале стоял оглушительный рёв и очень громко ругался Миша. В этом плане с пятилетними малышами заниматься лучше, чем с десятилетними. Но…

  • Начало шахматной истории. Часть 1

    В класс заходит новый учитель с огромным косяком, садится, запаливает, тянет… — Дети, я ваш новый учитель биологии, Вадим Сергеевич… Затягивается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • Шахматы это игра без возраста и пола!(С)

    Я открыл глаза, а на потолке, как в самом, по моему мнению, идиотском и одновременно знаменитом шахматном сериале вместо фигур были просто тёмные…

  • Начало шахматной истории часть 2

    В соседнем зале стоял оглушительный рёв и очень громко ругался Миша. В этом плане с пятилетними малышами заниматься лучше, чем с десятилетними. Но…

  • Начало шахматной истории. Часть 1

    В класс заходит новый учитель с огромным косяком, садится, запаливает, тянет… — Дети, я ваш новый учитель биологии, Вадим Сергеевич… Затягивается,…