Previous Entry Share Next Entry
А вот что-то про космос....
allah17
Антон оторвался от созерцания мутной воды аквариума и потянулся к ящику с консервами. Снаружи, по животному надрывно, выл айхарианский ветер, тяжёлыми волнами накатываясь на пластиково-металлические стены его палатки. Над раздвижной перегородкой датчик показывал -двестидвенадцать градусов по Цельсию. И рядом температуру внутри-плюс девятнадцать. Антон вспомнил, что неделю назад было плюс двадцать три. Что-то случилось с одной из самопрогревающихся стен и обшивка уже не так сдерживала смертельный холод. С потолка свешивался, слегка раскачиваясь, словно она ветру, широколистный плющ. Корни его тянулись из решётчатого генератора. Такими штуками оснащались все экспедиции. Растение генерировало воздух.
В углу монотонно, почти неслышно, трещал небольшой овалообразный радар, соединённый с передатчиком. Астронавт давным-давно настроил его на отправку сигнала домой. С тех пор прибор хранил молчание. Антон медленно пережёвывал тушёнку, попавшуюся ему в очередной вскрытой банке. Он уже привык не торопиться. Спешить ему было некуда. Его территорией было десять на пять метров жизненного комплекса, который чудом уцелел после катастрофы. На маленьком столике перед ним, щёлкнули, стоящие на трёх ножках, часы. «Ещё одни полные сутки»-сказал вслух Антон и лениво начертил химическим карандашом аккуратненький треугольник на широком листе бумаги. Лист был почти весь заполнен такими же равнобедренными треугольничками. Их было очень много, однако астронавт мог с точностью сказать сколько именно-семьсот тридцать два. Пошёл третий Земной год пребывания его на Айхаре.
Антон принялся выстукивать по уже пустой банке одну из своих любимых мелодий. На половине сбился. Задумался. Повертел в руках карандаш. Зелёный такой, с чёрной полоской. Вспомнил деда, подарившего ему этот карандаш накануне поступления в космическое училище. Если приглядется-на колпачке можно было прочесть пожелание деда своему внуку.
Антон улыбнулся и подошёл к единственному тридцатисантиметровой толщины круглому окну или скорее камере, глядя в которую можно было разглядеть что творилось с другой стороны. Снаружи сейчас было темно и особо ничего не видно, но ему не нужен был свет погибающего солнца планеты- картина пейзажа стояла перед его глазами постоянно. И даже когда он спал. Пустынное пространство, дальше две кривых скалы и разбитый корабль на одной из них, словно сгорбившийся старик, пытающийся забраться наверх. И всё.
Антон был единственным выжившим. И уже два года ждал. Ждал помощи. Ждал не веря, что о нём забыли.
Продовольствие, рассчитанное на сытое существование пятидесяти астронавтов в течении двух месяцев плавно подходило к концу. Астронавт решил что не будет экономить. А когда придёт время, просто выйти наружу без скафандра.
Он посмотрел на наручные часы, перестроенные на архарианское время. Электронные цифры высветили без одной минуты одиннадцать. Одна минута здесь была равна пяти земным.
Ещё несколько минут…Антон посмотрел на передатчик, на ящик с советскими консервами, на свой красновато-белый скафандр, больше года стоявший нетронутым у кушетки.
«Как же долго тянутся эти несколько минут и как прошли эти два года»-начал размышлять Антон, но глянув в окно-иллюминатор забыл обо всём и резко схватился за приготовленные заранее лист и карандаш. Вдали, примерно между двумя скалами, определить на глаз точное местоположение было сложновато, замигал бледный огонёк, отдалённо похожий на свет сварочного аппарата. Мерцал хаотично, то долго высвечиваясь, то потухая, а то мгновенно увеличиваясь в размерах, наподобие только что зажжённой спички. Антон, не глядя на бумагу, фиксировал всё это, шифруя точками, чёрточками, а при вспышках большими кружками…
Огонёк, выдав стремительную череду мерцаний, погас. Антон, даже немного ослеплённый далёким свечением, тряхнул головой и поднёс к глазам часы. Опять ровно тридцать минут.
«Вот зараза...что же ты хочешь мне показать?-астронавт задумался, напряжённо рассматривая предыдущие записи, коих скопилось за три года немало. Пытаясь найти хоть какое-то сходство, хоть какое-то сравнение.
Отчаянно копавшегося в метрах исписанной шифровками бумаги Антона и застал громкий голос, зашипевший из динамиков. Антон выругался и, не понимая ничего, тупо стал оглядываться по сторонам. Сообщение повторилось. Потом ещё. До него внезапно дошло, что это передатчик и он кинулся к прибору, больно ударившись боком о стол и перевернув ногой термос.
Говорили на английском. Лощёный голос с американской настойчивостью продолжал вызывать «Советского человека».От волнения Антон забыл все слова ан английском и забормотал что-то бессвязное. Американец встрепенулся, потом заговорил быстро, быстро. Русский астронавт услышал смешок и, кое как путаясь и, от волнения с трудом подбирая слова продиктовал свои координаты. Американец опять что-то защебетал, но Антон понял лишь последнее-послезавтра его заберут, вернут на Землю. На родную Землю. Антон опёрся спиной о стену, он всё ещё не верил в произошедшее…и вдруг неожиданно заплакал, уткнувшись лицом в радар. Неужели всё кончилось? Неужели? Вот так вот сразу? Годы ожиданий?
Антон вскочил и разметал по полу лежащие в аккуратненьких стопках карты планеты и записи.
-К чёрту всё!-астронавт заулыбался, его лицо просветлело. А душа перешла в состояние радостного смятения. Он упал на кушетку и представил как прилетит домой. Что произошло за это время? Что изменилось? Как его встретят?
В аквариуме всплеснулась вода и над стенками поднялась карповидная змея-телепат. Могучее тело заизвивалось, разгоняя по сторонам уплотнённую сиропообразную жидкость. Существо уловило мысли хозяина и пару раз стукнуло головой в стену сосуда. Аквариум содрогнулся. Антон вскочил и подбежав к столу, заглянул туда. Змея, вынырнув, ударила его в лоб своей рыбьей головой.
-Ах ты…-Антон схватил ладонями прохладное серо-белое тело за жабрами и легонько сдавил, не давая змее спрятаться обратно в мутную воду. Существо затрепетало в его руках и, хоть её сила во много крат превосходила силу человека, оно не сделало попытки освободиться и лишь смотрело на Антона, прищурив свои большие лиловые глаза.
-Хорошая моя!-Антон поцеловал существо в морду. Почувствовав импульс искреннего добродушие змея заизвивалась, опять разбрызгивая воду.
-Спокойнее, тише…-Антон с нежностью поглаживал холодное тело змеи, бывшей для него всё это время единственным другом.
Когда корабль потерпел аварию, Антон первым делом спас свою змею. Каких это ему стоило усилий-он боялся вспоминать. Змея замёрзла и первые полгода болела, потом отказывалась от консервов…Антон понял, что существо вспоминает это одновременно с ним и прекратил думать о плохом.
-Спасён, спасён, спасён!!-снова и снова прокручивал он в голове события последнего часа. Бывает так...когда чудесно везёт! О нём не забыли!Антон отметил то событие баночкой сушёных банананов , снова лёг на кушетку и заложив руки за голову, принялся размышлять что сделает в первую очередь, вернувшись на Землю.
…Мощный толчок, Антон падая, успевает увидеть как рули на приборной доске подались вперёд и нанизали на себя двух пилотов. Скафандр притупляет боль, шлем хрустнул, когда он ударился затылком о стену. Он поднимается, кругом мятое железо, какая-то гарь. Антон смотрит на погибших пилотов, открывает дверь в коридор, заходит во все отделения. Смерь застала экипаж за самыми разнообразными занятиями. Минуту назад люди на корабле ужинали, играли в домино, просто беседовали. Все погибли почти мгновенно, когда вышел кислород. Почему он в скафандре? Почему? Почему он не сказал другим одеть защитные костюмы?..
Антон проснулся хрипло застонав. Среагировав на его движение, медленно раскручиваясь, загудел генератор, наполняя комнату ярко-жёлтым светом. Антон дёрнулся к часам…он проспал около суток...скоро корабль...Его спасут…К чёрту…другим-то всё равно уже не поможешь…что толку…Что он скажет на Земле? Всем родственникам тех, кто уже никогда не вернётся?
Антон вдруг вспомнил про странное мерцание…Это сигнал… Чёрт возьми ну конечно! Кто-то спасся!...У кого-то ещё теплится надежда!...
Через полчаса астронавт уже соединял в скафандре жизненноважные механизмы и пытался прикрепить себе на спину дополнительный баллон с кислородом при помощи единственной механической руки. Это считалось почти нереально сделать одному, но он справился и с этим.
Проверил подачу кислорода. Всё в норме. Включил обогревающий режим. Остановившись перед дверью включил фонарь…оглянулся. Змея, наполовину показавшись из аквариума смотрела на него. Антон быстр онабрал комбинацию цифр на дверной панели и быстро шагнул вперёд, подталкиваемый уходящим из палатки воздухом. Дверь за ним тут же закрылась. «Ничего не случится, растение накачает нового воздуха»-думал Антон, начиная бежать к скале, на вершине которой уже начал свой непонятный танец загадочный огонёк….
Джереми Фрейтс ступил на поверхность Айхара последним. «Вон на холме!»-уловил он в наушниках голос капитана Дилона и посмотрел на русский жизнеобеспечивающий комплекс. Он немного отличался от американских. В первую очередь по размерам. Астронавты двинулись друг за другом, к вершине холма, где стоял комплекс. Фрейтс почувствовал что взмок. В скафандре стало тяжело дышать и он глянул на индикатор кислорода. Всё хорошо. Джереми коснулся губами поилки. «Надо успокоиться, надо взять себя в руки». До вынужденного места проживания советсткого астронавта оставалось ещё метров сто.Джереми посомтрел на спину идущего впереди коллеги. Все идут спасать русского и только он , да ещё капитан знают, что случится на самом деле. «Проклятый русский!».
Неделю назад, когда он нёс вахту, его отозвал капитан на пару слов. Он услышал что они летят на помощь русскому астронавту, и что командованию очень бы не хотелось видеть его живым. И что он, капитан, всегда знал что Фрейтс из тех надёжных ребят, на которых всегда можно положиться. А в конце Дилон рассказал историю об одном чёрном парне, который забыл проверить свой скафандр и задохнулся в переходном шлюзе.
«Почему, если у тебя чёрный цвет кожи, ты должен делать за белых вся грязную работу?!!»-Джереми огромным усилием воли подавил гнев и глубоко задышал. Впереди невозмутимо вышагивал капитан. «Я ещё отыграюсь на тебе и на всём твоём треклятом племени!» Капитан обещал что его оправдают в суде и что заплатят много денег. В случае успеха. «Следует боятся только неуспеха!»-сказал ему капитан одно из своих любимых выражений и, похлопав по спине напоследок прошептал на ухо,-надеюсь ты знаешь, что бывает, если о чём-нибудь узнаёт более двух человек. Тогда по коже Фрейтса пробежал холодок.
«Как только получу деньги, иду на пенсию!»-решил для себя Фрейтс. Они остановились у входа в комплекс, называемый русскими почему-то палаткой.
«Фрейтс давай вперёд!»-капитан отодвинулся от двери. Проходя мимо, Джереми, задержавшись у входа, взглянул на него, но сквозь затемнённое матовое стекло скафандра не было видно черт лица.
«Хотел бы я посмотреть на твою скотскую рожу!»-подумал Фрейтс и услышал в наушниках: Фрейтс, не копаемся, мы за тобой!-голос звучал бесстрастно.
«А чтоб тебя!»-дверь поднялась перед Джереми и он вошёл внутрь. Стоял мрак, разрезаемый лишь фонариком. Сверху сешивались какие-то листья, которые он чуть было не принял за щупальца. Фрейтс сглотнул. Поворачиваясь в разные стороны, он искал русского. Никого. Он почувствовал чем-то задним, что за ним в палатку входят астронавты. Момент почти потерян. «Надо… действовать…где же….»-Джереми ясно представил себе, как стреляет в русского, как отбрасывает оружие и поднимает руки, дабы не быть убитым товарищами…
Дилон, соображавший куда же делся русский, первым увидел как что-то длинное, мускулистое, кольцеобразное, бросилось на Фрейтса, метнувшись то ли из коробки то ли из сосуда. Капитан поморщился, услышав в наушниках громкий крик. Змея, оторвалась от своей жертвы и повернулась к нему. Остальные астронавты с ужасом смотрели на огромного удава с рыбьей головой. Дилон ударил широким лучом. Змея исчезла. Исчезла и пртивоположная стена палатки. Капитан подошёл к лежащему без движения Фрейтсу. Шлем был смят, на месте лица была уже покрыта льдом багровая рана. Дилон вздохнул свободно. С облегчением. Не было ни русского ни негра. Не нужно было убивать чёрного..с этим перкрасно справилось существо.Оно скорее всего и сожрало русского. Да, кстати интересный вид...жаль что не взяли живым…капитан отдал приказ возвращаться на корабль…
Антон прищурился. Даже затемняющее стекло не спасало от яркого сияния. Из конусообразного центра в разные стороны расходились бледно-голубые, зелёные и ещё какие-то лучи непонятных оттенков. Антон присел, облакотившись о большой валун и смотрел на это чудо. Он ни о чём не размышлял просто смотрел. Сил понимать и думать, обижаться на что-то , винить себя уже не осталось. Кислород был почти израсходован, до палатки добраться не было никакой возможности, по пути он потерял плохо закреплённый запасной баллон. Никаких людей не было и в помине.Это свечение оказалось всего лишь дурацкой аномалией. Антон усмехнулся. На стекле перед лицом появились красные пятна. Он почувствовал, что из носа пошла кровь. Откинув голову он совершенно случайно заметил стремительно приближающийся к поверхности планеты космический корабль.»Интересно, а если бы я не потерял резервный баллон, я бы успел добраться до корабля?-это была его последняя мысль

?

Log in

No account? Create an account